Сегодня:
$
Нефть
Золото

Дом Прошиных под угрозой сноса

Очередная эпопея со сносом дома в Москве. На этот раз по адресу 1-я Тверская-Ямская улица, дом 22. На предписания застройщик не реагирует, комментарии не даёт.

— Дом был построен в 1905 году архитектором П.А. Заруцким, — рассказывает Андрей Новичков, активист движения «Архнадзор», пока мы идём к зданию, — для купцов первой гильдии А.Я. и Н.Я. Прошиных.

Мы быстрым шагом лавируем по московским улочкам, обходя, то кое-как припаркованные машины, то лужи — результат нового неожиданного потепления.
Из официальных архивных выдержек: «Доходный дом выстроен в стиле модерн. Здание украшает полихромный фриз, изображающий подснежники. Подснежники один из любимых цветков эпохи символизма. Фриз выполнен в технике сграффито, характерной для европейской архитектуры того времени, но в Москве в начале XX века более нигде не использованной».

— Фриз это главное достояние дома. Его пытались уничтожить, взобравшись по лесам и сбивая молоточком, но мы предотвратили, сели на леса и ждали полицию, которая прекратила незаконные действия.

Мой экскурсовод не сбавляя шаг, продолжает:
— Дом имел квадратную форму, а в центре был дворик, куда можно было попасть через арку.
— Как в Питере, — отмечаю я, показывая, что являюсь не последним человеком в архитектуре. (Неубедительно, но я был доволен).
— Да. Даже отмечалось на комиссии, что дом веет духом Питера. (Победа!)
— А вот и дом, — неожиданное восклицает Андрей, указывая на что-то отдалённо напоминающее место, где можно жить.

Перед нами красуются руины былой роскоши и архитектурной классики. Часть здания, выходящая на Тверскую-Ямскую ещё цела, но остальные три части, включая арку — снесены. Дворик тоже исчез. Вместо этого, стоят вагончики рабочих. Активной работы не видно. Несколько рабочих в касках, под надзором охранника, прикручивают какую-то табличку к забору. Охранник замечает нас. Андрей здоровается.

— Знакомый? — Интересуюсь я.
— Воевали с ними.

Первое, что сильно бросается в глаза, что Доходный дом вплотную прилегает к двум жилым домам. Жителям не позавидуешь. Мы идём к лицевой части дома, Андрей продолжает.

— В 2005 году здание признали аварийным, а жителей расселили. Было решено здание, снести. Но тогда дом устоял и простоял до 2012 года. В 2012 было решено вынести здание на градостроительную комиссию, мы её ещё именуем «сносная комиссия» или «расстрельная». Все аттестованные эксперты просили здание сохранить и более того, предать ему статус объекта культурного наследия. Но в итоге было принято решение о реконструкции, в данном случае, как мы видим, подразумевающей снос всего здания до фасадной стены.

Работы начались в мае 2013. Мы усилиями нескольких градостроительных организация пытались этому противостоять. Выступили Архнадзор, ВООПИК, Коалиция в защиту Москвы. На протяжении двух недель дежурили около дома, чтобы туда не привезли компрессор с отбойными молотками. Порой доходила до прямого противостояния с «чопом». Весь май была война. Но перед выборами, когда стало известно, что Собянин покидает свой пост, дл участия в выборах, все работы были приостановлены. Нам пообещали, что здание будет восстановлено. Ни чего такого не случилось, а после выборов снос здания возобновился. В ноябре понагнали «чоповцев» — они охраняли территорию от нас. Мало того, в новом проекте оказалась запланирована подземная парковка, которая может привести к ужасным последствиям для соседних зданий — грунт может поплыть. Но застройщику в лице ОАО «Миретта», видимо не до этого.

Часть здания снесли в начале декабря 2013 года. Сносили, нарушая всякую технику безопасности. Ещё в 90-х годах проходила реконструкция здания, когда поменяли практически все внутренности. Вся внутренняя лепнина была утрачена в 90-е годы, тогда были установленные поддерживающие балки. Сносили, просто спиливая балки — падали целые этажи. Хотя надо было аккуратно, по кирпичику. Был жуткий грохот. Жители вызывали полицию.

Мы обходим здание. Я делаю несколько снимков фасадной стороны. Фасад завешан грязной тканью. Намёка на уникальные фризы не видно. Печально.
— Мы множество раз обращались в Департамент культурного наследия, — говорит Андрей по дороге к метро, — Москомархитектуру и другие, с требованиями, чтобы они посодействовали в прекращении работ. Мокомархитектура заступались и за нас и за здание, к тому же у них имеется другой проект, а не тот, который мы сейчас видим. Нынешний — безумный.

Застройщику был выдан ордер ОАТИ (Объединение Административно-Технических Инспекций) на демонтаж. Правда, ордер был выдан преждевременно, потому что, до того как проводить демонтаж, они должны были укрепить фасадную стену, как было предписано в протоколе «сносной комиссии». Этого до сих пор не сделано.

Застройщик не заинтересован в сохранении фасадной стены. Так что мы следим за фасадом. Трубим в различные инстанции. — Какие ваши требования?
— Мы хотим, чтобы здание на столько, насколько это, возможно, было восстановлено. А потом было изъято у собственника и передано городу Москве, для последующей реставрации. И, конечно же, постановка здания под соответствующую охрану, в качестве памятника архитектуры.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке