Как он может выглядеть через год или через два — почему-то очень легко нафантазировать." />
Сегодня:
$
Нефть
Золото

Конец эксперимента

Как он может выглядеть через год или через два — почему-то очень легко нафантазировать. На месте «Гаража» поставят «обыденный храм», на Пушкинской набережной можно установить уменьшенного по сравнению с работой Салавата Щербакова князя Владимира, да хоть бы и гипсового; он будет держать в руках крест так, чтобы силуэтом походить на шадровскую Девушку с веслом, ценители обратят внимание.

Отведут, конечно, уголок «Ночным волкам», пора переезжать из Мневников, им нужно место в центре. Еще пусть будет много всякого про войну, полевые кухни и образцы военной техники, и эстрада, как в старом кино, и чтобы на эстраде артисты (новые звезды нового «Русского радио»?) в гимнастерках пели песни военных лет. Нужды в подробном описании пожалуй что и нет — эта картинка легко реконструируется, и в ней нет ничего пародийного или гротескного. Это так всегда и происходит, неизбежный закон развития. Недостроенный театр Мейерхольда всегда окажется идеальной основой для классицистического зала Чайковского, из фундамента Дворца советов получится отличный бассейн (а потом и храм), а новогодний шарик, оставшийся от совсем недавней почти вестернизированной Москвы, легко превращается в арбуз к фестивалю варенья.

На фундаменте Мельникова и Бетти Глан как-то сам собой построился сталинский мелкобуржуазный мир простых развлечений для людей великой эпохи

Почему-то неслучившаяся утопия всегда становится лучшим материалом для неоконсервативных сооружений, тем более что другого материала, как правило, и нет. Собственно, сама первоначальная история парка Горького — она вся об этом. На фундаменте Мельникова и Бетти Глан как-то сам собой построился сталинский мелкобуржуазный мир простых развлечений для людей великой эпохи. Витрина не может сама диктовать содержание. То, что за витриной, неизбежно выходит наружу к ужасу оформителя. Прости, старик, иначе никак.

Эксперимент начала десятых по очеловечиванию российской столицы совпал по времени с уличными протестами 2011-12 года, и хотя никто прямо не скажет о связи между этими двумя явлениями, она, безусловно, есть — мечта о «как в Европе» в то время в равной мере господствовала и в политической, и в аполитичной части московского общества. Это была позднемедведевская Россия, как бы смешно ни звучало это определение сегодня — государственная модернизационная риторика в те времена причудливым образом перекликалась с поисками, которые вела тогда же общественная мысль. Знаменитые афишевские манифесты сначала о «сложных щах» (с тех пор у нас в языке есть слово «хипстер», значащее совсем не то, что оно должно значить), а потом и об «айфоне и шансоне», были отчаянной попыткой описать процессы, реально происходившие в тогдашнем обществе, которое, если смотреть на него из 2015 года, было даже в каком-то смысле гармоничным. Да, в той Москве уже было модно ходить по 31-м числам на Триумфальную к Лимонову, но про «пора валить» еще никто ничего не говорил, да и вообще драматический взгляд на жизнь считался тогда вполне маргинальным. Слоган запустившегося весной 2010 года «Дождя», — Optimistic Channel, — звучал совсем не пародийно, времена, как ясно сейчас, были вполне оптимистические, а где оптимизм — там и утопия, и где граница между вышедшим тогда уже из моды постмодернизмом и вневременной ленью? Точку приложения новой утопии никто тогда не искал, взяли ту, что была в раннесоветские времена, тот же самый парк, вообще ничего нового.

И, наверное, скорое его крушение тогда же и было запрограммировано. На века такие вещи не создаются, парк — явление сезонное, как, впрочем, и политика. Смена Медведева на Путина в 2011 году стала причиной Болотной, этого заведомо обреченного протеста, и «как в Европе» стало в 2012-м полноценным государственным ругательством. Показательно, что именно в это время парк стал формальным, со справкой местом для оппозиционности — подзабытая ныне идея московского «гайд-парка» предполагала создание в Москве места, где критики власти смогут митинговать каждый день, но жизни в этой идее было не больше чем в остальных эпизодах потешной демократизации 2012 года — губернаторских выборах или «общественном телевидении». В первые дни существования «гайд-парка» за его расписанием еще кто-то следил, и там действительно все было расписано, до обеда пространство отдавали «Комсомольской правде», а после обеда — таинственной «партии ненависти». Давняя кремлевская идея, что с демократией на Западе все примерно так же, как у нас, просто у них имитировать получается лучше — в московском «гайд-парке» эта идея приобрела самое абсурдистское звучание. Боялись, что желающих имитировать не найдется, заполнили пространство своими комсомольцами, и потом еще удивлялись — почему же ничего не получилось. Действительно, почему?

Они создали инфраструктуру для того парка, каким он будет после них. То есть с «Ночными волками», обыденным храмом и что там ещё может появиться

Единственный слух, который в конце лета 2015 года может исходить из парка Горького — слух об отставке его директора Ольги Захаровой (контракт истекает в конце сентября, директор департамента культуры Кибовский, по информации источников «Практика», не собирается его продлевать — ред.). Скорее всего, она действительно уйдёт, и дальнейшая судьба парка — тихое встраивание в новую московскую систему, которую почему-то принято связывать с персоной нового культурного начальника Александра Кибовского, но как раз его личность здесь значения не имеет, на его месте мог быть кто угодно, и любой чиновник следовал бы контрреформаторской логике, неизбежной сейчас. Роль Захаровой и всех остальных парковых героев последних пяти лет очень проста — они создали инфраструктуру для того парка, каким он будет после них. То есть с «Ночными волками», обыденным храмом и что там ещё может появиться. Никто не виноват, по-другому здесь нельзя.

Читайте далее: Праздник, который не всегда. Как московская мэрия тратит миллиарды на праздники в условиях кризиса и масштабных сокращений в социальной сфере

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке