Сегодня:
$
Нефть
Золото

Краткая история канализации Москвы

30 июля 1898 года в Москве была запущена первая очередь городской канализации. Это стало историческим событием: веками нечистоты вывозились индивидуальным путем или просто сбрасывались за пределы домовладений. «Практика» рассказывает, как город двигался к благоустройству.

зловонные ручьи

В средневековой Москве канализации в современном смысле не было. Для туалетов копали ямы, для мусора — рвы. Если были доступны реки и пруды, то сливали в них. Например, от Кремля в Москву-реку в XIV веке вырыли подземную «трубу». Продукты жизнедеятельности бочками и телегами вывозили профессионально занимавшиеся этим люди — золотари. В плохую погоду, когда лили дожди или таял снег, нечистоты разливались по улицам города. Тогда ручьи зловоний были не редкостью. Такой уклад для большой части города просуществовал до начала XX века.

попытки петра I

При правлении Петра I было приказано убрать с улиц грязь и мостить их камнем. В Москве ведь даже лошади иногда утопали в грязном месиве. Особо мокрые участки были осушены, но масштабного переустройства не вышло. В те времена опасения у самодержавного двора вызывали не только неудобства, причиненные жителям, но и возможный ущерб царскому имуществу.


Указ Петра I Стрелецкому приказу
9 апреля 1699 года
На Москве по большим улицам и по переулкам, чтоб помету никакого и мертвечины нигде ни против чьего двора не было, а было б везде чисто: и о том указал Великий Государь сказать на Москве всяких чинов людям. А буде на Москве всяких чинов люди кто станут по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать: и такие люди взяты будут в Земский приказ, и тем людям за то учинено будет наказанье: бить кнутом, да на них же взята будет пеня.

Водопровод из Мытищ

До XVIII века воду горожане брали только из колодцев, рек и прудов — того, что было вокруг. Время немного меняло технологии и материал: на смену деревянным колодцам приходили каменные. Технологическая революция произошла в 1779 году, когда императрица Екатерина II издала указ о строительстве водопровода из Мытищ в Москву, который сооружали военные под руководством инженера Фридриха Бауэра. По трубам и акведукам подмосковная чистая вода в 1804 году начала течь в город. В 1830-х при первой реконструкции водопровода на площадях были установлены фонтаны, куда доставлялась вода, которую черпали горожане.

Перекапывание рек

Изменение городской водной инфраструктуры Москвы крутилось не только вокруг водопровода. Реки были постоянной проблемой из-за частых разливов. Знаменитая Неглинная река, протекающая мимо Кремля на север, в конце 1810-х очутилась под землей. По проекту инженера Егора Челиева ее заложили камнем и застывающим в воде цементом, а сверху сделали улицу. Но места беспокойной Неглинной не всегда хватало — при подъеме уровня воды она то и дело выливалась на поверхность. Обнести же всю Москву-реку дамбой или спрятать в трубу было бы трудно и неудобно — в 1780-х через северную часть Замоскворечья был проложен водоотводный канал. Через 50 лет он приобрел важную транспортную функцию. Дело в том, что между образовавшимся островом и Остоженкой по Москве-реке была проложена Бабьегородская плотина. Просуществовала она до открытия канала имени Москвы и реконструкции города в 1930-х.

Улицы под водой

Плотина, канал и спрятанные в трубу реки не смогли полностью обезопасить центр города от наводнений. Особенно памятным стал «пасхальный» паводок 1908 года, когда вода атаковала почти 16 квадратных километров городского пространства. Его зафиксировали очевидцы: сохранились статьи, фотографии и видеокадры.


Газета «Биржевые ведомости»
15 апреля 1908
 
Такого наводнения не было с 1854 года. Пока, конечно, трудно подсчитать убытки. В праздники не до этого было. Пока известно только, что пострадало от наводнения более 1500 домов, залита площадь в одном замоскворецком районе приблизительно в 4 миллиона квадратных саженей. Отдельные убытки достигают в иных случаях громадных сумм. Так один только сахарный завод Гепнера пострадал на 7 миллионов рублей. Владельцу предлагали вывезти из завода весь сахар и брали за это 4 000 рублей. Гепнер отказался и Москва- река в продолжение целого дня текла сладкой водой. Долгие часы мутная в обыкновенное время Москва-река была совсем желтой. Наводнение затопило химический завод Ушакова и громадные запасы желтой краски растворились в воде. Нижняя часть домов по Берсеневской набережной, когда вода схлынула, так и остались в новой желтой окраске.

Система канализации

Проект канализации приняли не сразу. В 1870-х инженером-гидротехником М.А. Поповым было предложено создать систему, которая бы перебрасывала домашние нечистоты вместе с погодными. По такому же принципу должен был работать проект немецкого инженера инженера Дж. Гобрехт в 1880-х. Он продвинулся немного дальше, предложив убрать наземные трубы под улицы, подняв их высоту. Но оба проекта были отклонены властями из-за дороговизны. Высказывались и опасения, что москвичи не смогут пользоваться такой сложной системой. Городской инженер В.Д. Кастальский в 1886 году создал другой проект канализации, которая бы устраняла только нечистоты, без природных осадков. Через шесть лет этот проект был принят к реализации. А 30 июля 1898 года Главная насосная станция, располагавшаяся у Ново-Спасского монастыря, перекачала первые нечистоты из города в поля орошения в Люблине. Свершилось то, чего ждала Москва — была запущена централизованная система канализации.

Это был один из первых шагов, и в XIX веке зловонные ручьи еще не исчезли: они продолжали вытекать на улицы, сбрасываться самодельными канализациями в не предназначенные для этого места и портить воздух. Сначала к системе подключили только 219 домов центра города. К пуску второй очереди планировалось около 6 тысяч, но процесс шел не так быстро, как хотелось бы. До 1912 года подключение было добровольным и осуществлялось на деньги, полученные от домовладельцев. К тому же прокладка канализации не успевала за расширением города. Москва снова стала столицей в 1918 году, но к этому моменту к канализации была подключена только треть домов, а на окраинах продолжали дурно пахнуть отходы.

В годы Гражданской войны объем нечистот и грязи, с одной стороны, увеличивался из-за прекращения вывоза, а с другой — переставал расти из-за обнищания и сокращения населения. ЖКХ давало большие сбои, что беспокоило москвичей.


Никита Окунев, служащий пароходства
из дневника 1920 года
 
3 февраля: Понемножку лишаемся всяких культурных приспособлений для здоровой жизни: лишились трамвая, центрального отопления, частично электрического освещения и водопровода (иногда по суткам огня и воды не дают), а сегодня что-то неладное случилось и с канализацией, так что уборные (по крайней мере, в нашем шестиэтажном доме) закрыты для всяческого пользования. Для городского жителя это что-то ужасное. […]

9 марта: Погода мокрая, теплая. Грязь непролазная, зловоние на улицах ужасное. Пекин, а не Москва, или Москва 100 лет тому назад. Из недели очистки пока что ничего не вышло, и ее продолжили до 15 марта, но, как видится, не две недели, а несколько месяцев потребуется для генеральной очистки нашей Москвы.

В 1923-м началось строительство третьей очереди систем канализации за счет золотого займа. В следующем году число пользователей канализацией достигло миллиона человек. К концу 1930-х разрыв между числом «чистых» и «грязных» домов был ликвидирован. Тогда одними полями орошения уже не ограничивались — были запущены станции с химической обработкой. Но грязь все же продолжала выливаться во время подтоплений некоторых улиц, как случается и в наши дни.

Также на «Практике»:

Полная история ледовых катков в России

Полная история Красной площади

Как в России планировали повернуть реки

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

ЧИТАЙ О ВАЖНОМ

Отправим подборку лучших новостей за неделю