Одна из первых побед Советского Союза в Великой Отечественной войне была одержана в Москве." />
Сегодня:
$
Нефть
Золото

Первая бомбежка Москвы 1941 года глазами очевидцев

Одна из первых побед Советского Союза в Великой Отечественной войне была одержана в Москве. Крупный налет на столицу отразили – вражеские истребители не смогли нанести сильный ущерб городу. Для москвичей 21 июля 1941 года стало днем, когда война пришла в дом вместе с шумом самолетов и зажигательными бомбами. «Практика» приводит свидетельства очевидцев о первом налете и настроениях того горячего июля.

Почти месяц уже шла война. Жители Москвы и окрестных городов пытались понять по сводкам и слухам далеко ли зашел враг. Кто-то пытался эвакуироваться, кто-то отправлялся строить оборонительные сооружения, кто-то провожал близких в армию или сам шел в ополчение.

Другой темой для забот москвичей было продовольствие. 17 июля ввели карточки на товары первой необходимости: от хлеба и сахара до резиновой обуви. Тогда же была открыта «коммерческая торговля» в сотне магазинов — в них можно было купить товары без карточек, но по повышенным ценам.


Георгий Эфрон, сын Марии Цветаевой
20 июля 1941

К первым налетам москвичи готовились с начала войны. 24 июня была объявлена первая тревога. Она позволила найти недочеты (например, заблокированные помещения убежищ) и наглядно показать населению, как и где нужно спасаться от воздушных атак.

Однако в укрытия, хотя бы земляные, уходили не все. Во-первых, кто-то оставался дежурить, тушить зажигательные бомбы. Во-вторых, воздушные тревоги объявлялись и ранее 21 июля, но бомбардировок не было, поэтому некоторые москвичи легкомысленно посчитали, что на этот раз снова обойдется.


Всеволод Иванов, писатель
21 июля 1941

Первая бомбардировка Москвы — важное событие не только для ее жителей. В регионах за судьбой столицы следили по газетам: это было своеобразным маркером — враг уже добрался до Москвы.

Упала зажигательная бомба в нашем дворе — овальная, розовая, покатилась, как слеза

Тревога началась в 22:10 и продолжалась 5,5 часов. В сообщениях о налете на Москву было сказано, что из 200 самолетов противника к городу прорвались «лишь отдельные». Это правда. Бомбардировка не имела столь грозных последствий, какие могли быть, благодаря летчикам и зенитчикам, которые останавливали немцев на подлете к городу.


Георгий Князев, историк
21 июля 1941, Ленинград

9 июля было подписано постановление о проведении маскировки на территории Москвы. Согласно нему создана группа из художников и архитекторов, которая занималась сокрытием важных объектов города, включая Кремль и мавзолей. А еще в конце июня в области начали строить ложные объекты — заводы и аэродромы, призванные запутать вражескую авиацию.


Леонид Тимофеев, литературовед
23 июля 1941

«Щель» — это простейшее укрытие, по сути, траншея в земле. Но в первые дни бомбардировки люди погибли и в самом сложном массовом укрытии — в метро. Оно стало раньше закрываться для пассажиров, открываясь как бомбоубежище. В случае затяжных налетов люди оставались в нем до 5 утра. После начала войны были изготовлены деревянные настилы, на которых можно было лежать прямо в тоннелях. В один из тоннелей во время второго налета угодила бомба.


А. Соловьев, начальник службы МПВО
24 июня 1944

Одну лисичку у нас убило прямым попаданием

Люди не сразу смогли привыкнуть к новым угрозам для жизни. 42 процента случаев оказания медицинской помощи в метро в июле 1941 года пришлось на нервные расстройства.


Михаил Пришвин, писатель
23 июля 1941

От первого налета в основном пострадали Краснопресненский и Ленинградский районы, в том числе и Московский зоопарк.


С.Ю. Канплер, зоотехник, заведующий кормовой лабораторией, серетарь парткома
3 апреля 1943

Страх бомбежек у москвичей смешивался любопытством. На разрушения ходили посмотреть зеваки, а добровольцы, многие из которых были юны, захотели в следующие вечера отправиться тушить зажигательные бомбы.


Георгий Эфрон, сын Марии Цветаевой
23 июля 1941

Борьба с зажигательными бомбами была действительно массовой. Пожарные учили тушить их на открытых уроках в парках и на площадях, стремились оснастить инвентарем для тушения каждый двор. По словам начальника управления пожарной охраны И.Н. Троицкого, всего в 13 тысячах пожарных команд участвовали 205 тысяч человек. Тушили бомбы водой и песком.


Мариэтта Шагинян, писательница
24 июля 1941

Упорно пишут, что немцы готовят газы. Это хороший признак: на газы пойдет слабейший

23 июля газеты стали публиковать инструкцию немецкой армии о применении отравляющих газов. В комментарии к ним авторы публикаций предполагают, что «Предвидя неизбежный крах тактики „молниеносной войны“, германский фашизм втайне готовит новое чудовищное злодеяние — широкое применение отравляющих веществ.»


Леонид Тимофеев, литературавед
26 июля 1941

Все, происходящее в Москве, не очень соответствовало настроениям немецкого командования. Начальник сухопутного Генштаба генерал Франц Гальдер передал на страницах дневника решение Адольфа Гитлера авиацией «сравнять Москву и Ленинград с землей с целью воспрепятствовать тому, чтобы люди в них оставались, в противном случае мы будем вынуждены кормить их в течение зимы».

В некотором шоке находились немецкие летчики. Они не ожидали, что Москва так хорошо подготовилась к отражению их атак. Летчик фельдфебель Л. Хавигхорст вспоминал, что 20 июля командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал А. Кессельринг заверил экипажи: «Русские если и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны, как это всегда делали над Англией при благоприятных условиях, подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне».

Такая самоуверенность подвела немецкие военно-воздушные силы.


Л. Хавигхорст, фельдфебель
послевоенные воспоминания

Долетевшие в ту ночь самолеты спровоцировали 1166 очагов пожаров. Смогли немцы поразить сердце города — Кремль. На железнодорожной станции Подмосковная было повреждено 100 метров путей и уничтожено 19 грузовых вагонов. В ответ были сбиты 22 немецких бомбардировщика.

Один из самых известных объектов, который был разрушен в первые дни бомбардировок — театр имени Вахтангова.


Николай Мордвинов, актер
25 июля 1941

При первом налете на Москву погибли 130 человек, 662 получили ранения. Это были первые из жертв бомбардировок столицы — к концу ноября 1941 года погибнут около 1300 человек.

Читайте другие тексты про Великую Отечественную войну:

Начало войны глазами американца, отдыхавшего в 1941 году в Сочи

Советская пресса об отношениях с Германией осенью 1939 года

На пороге 22 июня

Метро военное

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке