Сегодня:
$
Нефть
Золото

Как защитить себя от преступника и не попасть за решетку

Около 2 000 россиян в год получают обвинительные приговоры за самооборону. Об этом “Практикау” рассказали в общественном движении «Право на оружие». Недавно житель Новосибирска Виктор Ганчар получил 7 лет строго режима, потому что защитил своих детей от незнакомца, который вломился в дом. Горожане, возмущенные приговором, подписывают на Change.org петицию с требованием изменить судебное решение.  “Этим вопиющим приговором государство практически ставит под запрет защиту жизни, достоинства и имущества законопослушным гражданам и поощряет преступников. Свободу Виктору Ганчару”, — пишет под текстом петиции житель Москвы Александр Польников. Похожее дело другого жителя Новосибирска Дмитрия Ермакова мало кому известно. Осенью этого года Ермаков был осужден на восемь лет строго режима за защиту жены и полуторагодовалого ребенка, которых силой удерживал в квартире незнакомый человек.  “Людей по всей стране сажают за то, что они пытаются обезопасить себя и своих близких. Оправдательных приговоров в таких делах  — единицы”, — говорит Игорь Шмелев, заместитель председателя правления Общественного движения «Право на оружие». “Практика” разобрался в проблеме и выяснил, как защитить себя  от преступника и не попасть за решетку.

Удерживал в заложниках

Прошлой осенью гражданская жена 25-летнего жителя Новосибирска Дмитрия Ермакова Наталья пошла к подруге своей матери вместе с полуторагодовалым ребенком. Мать Натальи злоупотребляла алкоголем, редко ночевала дома. Наталья давно не видела мать и решила принести ей продукты. В доме подруги матери Павел, один из друзей этой женщины, запер Наталью с ребенком в комнате, позвонил Ермакову и потребовал привезти алкоголь и деньги. Только после этого он был готов отпустить Наталью и ребенка. Ермаков приехал в квартиру матери подруги Натальи и стал требовать, чтобы Павел отпустил девушку и ребенка. Павел отказался и продолжал требовать выкуп. Между мужчинами началась драка. В процессе потасовки Павел упал на пол, ударился виском и умер.

«В большинстве случаев приговоры носят обвинительный характер. В России оправдательных приговоров вообще по все делам — 0,4%»

«Ермакова обвинили в причинении смерти по неосторожности и посадили на восемь лет несмотря на свидетелей, которые утверждали — действия Павла угрожали жизни и здоровью семьи Ермакова. Решение, которое вынес судья, я считаю, очень суровым. Мой клиент защищал своих близких. Такие несправедливые решения возможны из-за несовершенства законодательства. Пределы необходимой обороны регламентируются Уголовным кодексом, а именно — статьей 37. Эта статья сформулирована неточно, поэтому судьи очень часто принимают решения, исходя из собственных представлений. В большинстве случаев приговоры носят обвинительный характер. В России оправдательных приговоров вообще по все делам — 0,4%.», — говорит адвокат Ермакова Роман Назаров. Сейчас Назаров подал апелляцию на решение суда и хочет привлечь общественное внимание к делу своего клиента. Говорит, что только внимание со стороны общества и СМИ может изменить решение суда.

Семь лет строго режима

25 000 человек подписали петицию в защиту другого жителя Новосибирска, Виктора Ганчара. Неоднократно судимый Артем Галкин позвонил в его квартиру. Ему открыла дочь Ганчара, она ждала подругу и не посмотрела в глазок. Галкин схватил девочку за руку и стал оглядывать квартиру. Ганчар выбежал на крик девочки, вытолкнул Галкина на лестничную клетку и закрыл за собой дверь. На площадке Галкин представился новым участковым и потребовал предъявить документы. Ганчар не поверил Галкину, потому что тот был в состоянии алкогольного опьянения, и попросил покинуть дом. Галкин ударил Ганчара по лицу. Ганчар ногой отбросил Галкина к стене. Галкин упал и больше не двигался. Тогда Ганчар вернулся в квартиру. Через сорок минут дочь Ганчара посмотрела в глазок входной двери, увидела, что Галкин не движется. Она вызвала скорую помощь. Медики пытались спасти Галкина, но он умер от разрыва печени. Судья отказал Ганчару в праве на необходимую оборону и осудил его по статье № 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» на 7 лет строгого режима.

«У меня нет до сих пор понимания, почему суд вынес такое жестокое решение. Ганчар защищал от пьяного преступника своих детей. Кроме 14-летней дочери в квартире был еще 4-летний ребенок. Прокурор пытался доказать, что Галкин и Ганчар знакомы. Единственное подтверждение этого факта — мужчины раньше жили в одном общежитии. Никаких других свидетельств, что Галкин и Ганчар виделись до столкновения, предоставлено не было. На Галкина правоохранительными органами была дана характеристика негативного характера, но ее к делу не присоединили. Галкин имел судимость за грабежи и продажу наркотиков. Ганчара характеризуют как человека положительного во всех отношениях. Есть основания думать, что скорая действовала неправильно, когда спасала бывшего наркоторговца. Например, дыхательную трубку врачи вставили в пищевод. Потом они усиленно живот вправляли, это могло усугубить травму печени». — говорит Владимир Карпов, адвокат Ганчара.

Закон как хайку

Карпов рассказывает, что доводы защиты суд игнорировал. На решение судьи повлияло то, что драка произошла за пределами квартиры Ганчара. «Но в законе нет такого ограничения, это личное соображение судьи. Статья № 37 УК РФ „Необходимая самооборона“ — как японское хайку. Трактуй, как хочешь. Эта статья написана слишком кратко, там всего четыре положения. Она не достаточно точно проясняет время начала и окончания действия самообороны, степень угрозы для жизни и здоровья обвиняемого. Требуется отдельный законодательный акт, посвященный вопросам самообороны. Сейчас суды выносят решения произвольно. И, как правило, они носят обвинительный характер. В России оправдательных приговоров по всем делам — 0, 4%», — говорит Владимир Карпов.

«Следствию интереснее поставить себе галочку за предумышленное убийство и посадить человека надолго»

Он утверждает, что чаще всего в таких ситуациях возбуждают дело по тяжким статьям УК. Максимальное наказание за превышение пределов необходимой самообороны — год. «Следствию, видимо, интереснее поставить себе галочку за предумышленное убийство и посадить человека надолго. Прокуратура запрашивала для моего клиента 11 лет», — говорит Карпов.

Юлия Ганчар, жена Виктора Ганчара, собирается добиваться пересмотра дела мужа. Семья Ганчара недавно взяла ипотеку для покупки квартиры. Без заработка мужа Юлия с детьми могут оказаться на улице.

Дело в менталитете

Адвокат Алексей Паршин говорит, что судебная практика в делах, связанных с защитой жизни и здоровья не изменится, если даже будет принят отдельный закон.

«Существующий закон дает право гражданам защищать свою жизнь и жизнь третьих лиц любыми способами. Проблема не в законе, а в менталитете правоприменителей. Новый закон не заставит следователей и судей исходить из презумпции невиновности. Следственные органы трактуют самооборону с обвинительной точки зрения и не желают видеть, что человек защищал жизнь — самое ценное, что у него есть. Такой подход сложился еще с советских времен и от него до сих пор не могут отказаться. Это системный подход и системная ошибка, когда обороняющееся лицо чаще всего становится обвиняемым, а нападающий — потерпевшим. Сейчас дела по самообороне стараются не прекращать, чтобы не быть обвиненными в получении взятки, не портить статистику, не нести ответственность за незаконное привлечение к уголовной ответственности. Следователи и судьи этого очень боятся. В судах ситуация не лучше. Судья — это чиновник, который движется по течению. За оправдательный приговор, а тем более за несколько, ему придется отчитываться. В сегодняшней практике вынесение оправдательных приговоров за необходимую оборону — редкость, отдельные проблески», — говорит Паршин.

Ждала скорую

Три года назад москвичка Татьяна Кудрявцева шла через лес на электричку. Девушка приехала собирать грибы вместе с другом, но решила вернуться в город одна. В лесу на нее напал незнакомый мужчина. Татьяна ударила его ножом для сбора грибов и попала в сердце. Она вызвала насильнику скорую и ждала рядом с нападавшим приезда врачей. Следователи завели на девушку дело по 105 УК — «Убийство», потом изменили на статью на 108 УК РФ — «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны». Через несколько месяцев следствие пришло к выводу — «действия Кудрявцевой, причинившие смерть гражданину Узбекистана, были совершены в состоянии необходимой обороны, при защите своей жизни, здоровья и половой неприкосновенности от неожиданного преступного посягательства». Дело закрыли.

«Либо вы лежите вместе со своим семейством, либо вы сидите. Нет пока в нашей стране понимания, что жизнь — это самая большая ценность»

«Следствие было прекращено только потому, что эта история вызвала большой общественный резонанс. Даже в таком очевидном случае суд мог вынести обвинительный приговор, если бы дело дошло до суда», — говорит адвокат Кудрявцевой Паршин. Именно так и произошло в деле другой молодой жительницы Москвы Татьяны Кулаковой.

В апреле 2015 года этого года Нагатинский районный суд осудил 30-летнюю Татьяну Кулакову на 4 года лишения свободы по статье 111 ч. 4 УК РФ — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть». Мать двух несовершеннолетних детей оборонялась от пьяного мужа и ударила его ножом в ногу, задела бедренную артерию, мужчина истек кровью. В день убийства Татьяна сообщила мужу, что подала на развод. В ответ мужчина на глазах женщин, которые гуляли с детьми во дворе дома, пригрозил Кулакову убить. Следствие обнаружила на теле Кулаковой многочисленные гематомы. Муж поднимал руку на Кулакову регулярно. Перед смертью он очень сильно избил женщину, на ней не было живого места. Прокуратура попросила для Кулаковой 10 лет исправительной колонии. Женщину осудили, но выпустили по амнистии. Она провела в СИЗО одиннадцать месяцев.

Спастись и не сесть

Игорь Шмелев говорит, что сейчас любой человек, вставший на защиту себя или своей семьи, может оказаться за решеткой. «Нападение происходит неожиданно, и гражданину, который вынужден обороняться, очень трудно защищаться и одновременно думать, какую ответственность он будет нести перед законом после столкновения», — говорит Шмелев.

Он все же дает рекомендации, которые снижают вероятность обвинительного приговора, если нападающий получил тяжкие телесные повреждения или умер.

  1. Когда противодействие закончилось, нападающий упал и не подает признаков жизни, нужно сначала позвонить хорошему адвокату

  2. Потом вызвать скорую и, если есть возможность, оказать медицинскую помощь пострадавшему, чтобы избежать обвинения в оставлении человека в опасности

  3. Обязательно самому вызвать полицию

  4. До прибытия адвоката никаких показаний не давать, от услуг государственного защитника отказаться

«Сейчас, к сожалению, выбор у людей, которые вынуждены давать отпор преступникам, небольшой: либо вы лежите вместе со своим семейством, либо вы сидите. Нет пока в нашей стране понимания, что жизнь — это самая большая ценность. Защита своей жизни — главное право каждого», — говорит Шмелев.

Капитан полиции в отставке Алексей Гаранин дал свои рекомендации, как спасти себя и не сесть:


Алексей Гаранин
капитан полиции в отставке

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Путин изменил оборонный план России «в связи с внешнеполитической ситуацией»

С 1 января 2016 года вводится новый план обороны России. Соответствующий указ подписал президент страны Владимир Путин. Документ размещён на портале правовой информации.

План обороны включает в себя комплекс документов военного планирования сроком на пять лет: с 2016 до 2020 года. Предыдущий документ действовал с 2013 года.

О необходимости плана в связи с изменением внешнеполитической обстановки Путин заявил 13 ноября  на совещании о развитии Вооруженных сил. Он объявил тогда о начале работы над системой противоракетной обороны и ударными системами, чтобы защитить ядерный потенциал РФ от ПРО США. Разрабатываемые системы смогут преодолеть любые средства противоракетной обороны.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке