Сегодня:
$
Нефть
Золото

Тайная жизнь антитеррора

Об этом «Практикау» сообщил член экспертного совета при комитете ГД по транспорту, член общественного совета при Межрегиональном следственном управлении на транспорте СК РФ, главный редактор журнала «Транспортная безопасность и технологии» Сергей Груздь. В аэропорту Домодедово подтвердили — на территории аэропорта работают специалисты по профайлингу. В пресс-службе аэропорта Шереметьево сказали, что такие сведения не подлежат разглашению. Московский метрополитен не предоставил оперативно информацию. «Практика» попросил экспертов рассказать, как работают профайлеры в системе антитеррористической безопасности России и с какими трудностями сталкиваются.

Профайлинг — это технология выявления потенциально опасных людей, которая основывается на человеческом поведении. Она применяется в аэропортах, на железнодорожных и автовокзалах, в метро и торговых центрах. Профайлинг осуществляют специально обученные люди — профайлеры. «Профайлеры должны в толпе по внешнему виду и невербальным признакам быстро и точно определить опасного пассажира. Например, человек, который находится в состоянии транса, гнева или страха обязательно привлечет внимание профайлера. Признаки таких эмоций могут быть обычному человеку незаметны, а профессионал сумеет их распознать. Хороший профайлер должен обладать многими качествами и компетенциями, которые формируется в результате большого профессионального опыта», — говорит Анна Кулик, руководитель Академии профайлинга.

Кулик рассказывает, что профайлинг сейчас — модная тема, но понимают принцип работы профайлеров очень часто неправильно.


Анна Кулик
руководитель Академии профайлинга

Она рассказывает, что службы профайлеров работают в системе антитеррористической безопасности многих стран мира. Самой эффективной считается профайлинговая служба Израиля, где профайлинг появился в 70-х годах 20-го века. «Израильтяне создали собственную очень эффективную систему, сейчас они постоянно передают знания специалистам из разных стран мира», — говорит Кулик. Евгений Спирица, руководитель международной академии исследования лжи, считает, что лучше всего профайлинговая служба работает в системе антитеррористической безопасности Великобритании.

«Нас очень беспокоит, что ИГИЛ и другие террористические группировки вербуют последователей среди студентов. На занятиях наши специалисты рассказывают, как осуществляется вербовка в соцсетях и как ей противостоять»

Впервые о создании профессиональной профайлинговой службы в системе безопасности российских аэропортов заговорили в 2004 году, после взрывов самолетов, летевших из Домодедово. После взрыва в 2011 году в зале прилета того же Домодедово опять стали обсуждать, что профайлеры должны работать на всех транспортных узлах. В этот день профайлеры работали в аэропорту Домодедово, правда, только в зале вылета, и трагедию предотвратить не сумели.

Сейчас профайлеры работают во всех московских аэропортах. По словам члена экспертного совета при комитете ГД по транспорту, члена общественного совета при Межрегиональном следственном управлении на транспорте СК РФ, главного редактора журнала «Транспортная безопасность и технологии» Сергея Груздя, профайлеры охраняют многие московские вокзалы и метрополитен. Профайлеры работают в аэропортах Петербурга, Перми, Новосибирска, Казани. Как правило, это сотрудники службы охраны аэропорта, которые прошли курсы повышения квалификации.


Ульяна Никоненко
профайлер и владелец компании «Политраст»

Кулик рассказывает, что профайлеры начали читать лекции студентам МГИМО и МГУ. «Нас очень беспокоит, что ИГИЛ и другие террористические группировки вербуют последователей среди студентов. На занятиях наши специалисты рассказывают, как осуществляется вербовка в соцсетях и как ей противостоять», — говорит Кулик.

Все эксперты, с которыми поговорил «Практика», утверждают, что уровень квалификации профайлеров в России пока не очень высокий.

«Эта профессия в нашей стране находится в самом начале становления. Я не буду рассказывать как и где профайлерам удалось предотвратить теракты, это секретная информация, но я знаю, что работа профайлеров приносит большую пользу. В том, что касается системы безопасности, ни одно техническое оснащение не может быть так эффективно, как профессиональный человек. Развитию профайлинга очень мешает отсутствие законодательной базы, которая бы определяла полномочия специалистов по профайлингу. Профессии „профайлер“ нет в реестре профессий, нет системы и общего координационного центра. Очень важно выработать единую программу работы профайлеров и следить, чтобы она постоянно обновлялась. Также важно создать единую систему обучения специалистов по профайлингу», — говорит Кулик.

«Однажды профайлеры не пустили на самолет человека, который смотрел, не мигая, в одну точку. Оказалось потом, что узнал о смерти близкого родственника, много выпил, ходил всю ночь по улицам, а утром должен был лететь на похороны»

Евгений Спирица, руководитель международной академии исследования лжи, говорит, что он ставил перед чиновниками вопрос о необходимости создать закон о профайлерах, но поддержки не получил.

Эксперты рассказывают, что в России пассажиры различных транспортных средств не всегда готовы адекватно воспринимать работу профайлера. К примеру, в аэропортах Израиля пассажиры, как правило, спокойно реагируют, если к ним подходит сотрудник службы безопасности и задаёт вопросы. Российских пассажиров такая ситуация часто возмущает, они начинают в ответ шутить, возмущаться или угрожать судебным разбирательством.

Марина (имя изменено по просьбе героини) работала профайлером в системе безопасности одного из российских аэропортов.

«Когда мне предложили пройти курсы профайлинга, я согласилась. У меня всегда был нюх на опасных людей, кроме того, я очень спокойная и наблюдательная. Мне пришлось много учиться: и на курсах, и самой. Не так просто точно понять по жестам и поведению, врёт человек или нет. Если собеседник отводит глаза, трет глаз или нос, то это не означает, что он лжет. Нужно оценивать поведение человека и его внешний вид в целом. Кроме террористов мы вычисляем потенциальных хулиганов и людей с неустойчивой психикой. И важно принять правильно решение: пускать человека на борт или нет. Однажды профайлеры не пустили на самолет человека в грязной и рваной одежде, который сидел в зале вылета и смотрел, не мигая, в одну точку. Оказалось потом, что он накануне вечером узнал о смерти близкого родственника, много выпил, ходил всю ночь по улицам, а утром должен был лететь на похороны. Его поведение и внешний вид объяснялись шоком. Очень мешает несерьезное иногда агрессивное отношение пассажиров к нашей работе, нет понимания, что нудные вопросы мы задаем ради общей безопасности», — говорит Марина.

Она проработала профайлером в аэропорту два года, потом перешла работать профайлером в банк. «Надоело, если честно: работа профайлером — очень ответственная, а прав никаких. Теперь в качестве живого детектора лжи проверяю потенциальных заемщиков», — говорит Марина.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке