$
Нефть
Золото

Нерадужные перспективы

Только 3% жителей России воспринимают позитивно представителей другой сексуальной ориентации среди коллег. Это данные опроса, который проводила исследовательская служба компании HeadHunter в 2014 году. В опросе участвовали 522 российские компании. Все больше представителей ЛГБТ сталкиваются с дискриминацией на работе. Их часто вынуждают увольняться, а нередко и вовсе уйти из профессии. "Практика" поговорил с бывшим дипломатом из МИДа, графическим дизайнером одного из телеканалов, сотрудником информационного агенства и ЛГБТ-активистом о том, как их карьера рушилась из-за гомофобии коллег. 

Активист Тимур Исаев искал в социальных сетях школьных учителей ЛГБТ, сообщал об их сексуальной ориентации работодателям. Исаев добился увольнения 29 учителей. В декабре прошлого года Исаев был арестован за присвоение денежных средств компании, в которой работал больше десяти лет назад. В настоящий момент Исаев находится в тюремном заключении. «Гомофобия в последние годы прочно укрепилась в сознании большинства людей. ЛГБТ унижают, подвергают моббингу и вынуждают увольняться не только в сфере образования. ЛГБТ дискриминируют почти во всех профессиональных областях. Гомофобия в нашем обществе была всегда. Виной тому советское прошлое. Но в последние годы ненависть к ЛГБТ насаждается властью с большим успехом», — говорит Нюта Гинсбург, руководитель группы по поиску работы в ЛГБТ-френдли компаниях.

Алексей, маркетолог, просит не публиковать его фамилию, потому что через две недели он выходит на новую работу в государственной компании. Алексей опасается, что если в организации узнают о его сексуальной ориентации, он не сможет пройти испытательный срок. «Я никогда на работе не скрывал, что я — гей, но и не афишировал. И долгое время с проявлениями гомофобии не сталкивался. — рассказывает Алексей, — Осенью прошлого года, в коридоре нашего офиса меня ударил коллега. Я работал в небольшом информационном агентстве руководителем отдела организации мероприятий почти два года. Мой коллега, аналитик из другого отдела посреди рабочего дня позвал меня в коридор, чтобы поговорить о делах. Он спросил меня: „Правда ли, что перспективы у нашего агентства не очень радужные?“. Я ответил „да“. Затем он три раза ударил меня кулаком по голове и лицу со всей силы. И бил бы дальше, но меня оттащили коллеги. До этого мы с ним почти не общались, не было профессиональной необходимости».

Алексей после нападения пошел в полицию, чтобы написать заявление. По дороге ему позвонил руководитель агентства и попросил не вмешивать в конфликт правоохранительные органы. Он обещал уволить гомофоба, а Алексею выплатить компенсацию. Алексей согласился и улетел на следующий день в отпуск в Париж. Работодатель выполнил своё обещание лишь отчасти — уволил аналитика.

"Нападение произошло за два месяца до окончания моей работы в компании. И работодатель сказал, что выплатит только то, что положено работнику, которого сокращают, по ТК. О компенсации за нападение я могу забыть. Компания мне не принесла извинений. Я выяснил, что нападение было спровоцировано другой моей коллегой. Она, как оказалось, постоянно обсуждала с коллегами мою ориентацию, с этим аналитиком в том числе. Молодая симпатичная современная девушка. Я с ней тоже почти не общался. Когда я вернулся из отпуска с еще не зажившими ссадинами и синяками на лице, она первый раз меня спросила:"Как дела?", — рассказывает Алексей.

Физические столкновения на почве гомофобии происходят пока довольно редко. Чаще всего на представителей ЛГБТ давят психологически: оскорбляют, унижают, вынуждают уволиться.

Никита Борисов за 20 лет профессиональной деятельности прошёл через многое.

«Я родом из Благовещенска. Переехал в Москву в 2002 году и устроился работать графическим дизайнером на один из окружных телеканалов, принадлежавших правительству Москвы. Я никогда не скрывал свою ориентацию и так получилось, что директор этого телеканала тоже не скрывал свою неприязнь ко мне из-за того, что я гей. — говорит Борисов, — Он регулярно в лицо говорил мне достаточно злые слова и, как я понимаю, терпел меня только из-за отсутствия подходящей замены. Как пример, ему ничего не стоило в присутствии коллег, назвать меня „девочка“, на собрании мог пошутить о моей ориентации или сказать в разговоре: „Не обращайте внимание на то, что он педрила, дело делает профессионально“. Всё это произносилось таким будничным тоном, как замечание о том, что молоко скисло, но пить его ещё можно».

«Я, как и многие, терпел — работа нужна была. Хотя и не всегда молчал в ответ. И, в конце концов, директор меня просто уволил. Прибежал неожиданно в кабинет, где мы с коллегой-дизайнером сидели, и обвинил меня в том (почти процитирую), что я израсходовал весь трафик компании на разговоры по аське. После этого я перешёл на другой окружной телеканал. Там совершенно без каких-то проблем работал до 2010 года — до тех пор, пока не началась активная кампания против геев. «Коллега сказала мне по секрету, что от нас, геев, планируют избавляться и посоветовала поискать работу. Тогда ситуация была совсем сложная и с зарплатами и работой, но я решил не дожидаться надуманной причины. Стал зарабатывать фрилансом, однако отношение к геям в обществе становится всё хуже и хуже. В результате совсем недавно потерял достаточно серьёзного клиента. Насколько я знаю, по совету друзей, он решил, что сотрудничество с геем может плохо отразиться на его репутации».

Нюта Гинсбург рассказывает, что ещё несколько лет назад ЛГБТ сталкивались с дискриминацией на работе из-за личного отношения руководителя к сексуальным меньшинствам. Теперь российское общество в целом становится все менее толерантным и найти рабочий коллектив ЛГБТ-френдли очень трудно.

По словам Гинсбург, больше всего гомофобия распространена в строительной, финансовой и банковских сферах. «Я знаю только один толерантный к ЛГБТ-сотрудникам банк — „Хоум Кредит“. Вопреки стереотипам недоброжелательно относятся к работникам с нетрадиционной ориентацией организации, которые работают в сфере красоты. От работников ЛГБТ стараются избавляться в ресторанах быстрого питания. Гомофобия очень сильна в медицинских учреждениях, особенно в кругу среднего персонала», — рассказывает Гинсбург. Она много лет помогает ЛГБТ найти работу и за это время составила списки либеральных работодателей.

«ЛГБТ охотно берут на работу в хостелы, веганские и эзотерические магазины, развлекательные комплексы, бары. Компании, которые занимаются лизингом и логистикой, — более или менее френдли. Раньше „Евросеть“ была очень дружелюбной. Чичваркин даже хотел создать в компании VIP-отдел, где работали бы только геи. Политика нового руководства изменилась, но гомофобия в Евросети и сейчас считается дурным тоном. То же самое можно сказать о „Мегафоне“, и об отделе домашнего интернета компании „Билайн“. — рассказывает Нюта, — с уважением к правам ЛГБТ-сотрудников относятся в российских представительствах европейских и американских компаний. Google публично осудила принятый в России закон против „гей-пропаганды“. В отделе кадров Яндекса мне сказали, что сексуальная ориентация — частная жизнь сотрудников, в которую компания не имеет права вмешиваться».

По словам ЛГБТ-активистов, ещё несколько лет назад от гомофобии на работе страдали главным образом люди, заявляющие о своей гомосексуальности публично. Например, Дмитрия Светлого, жителя Благовещенска и ЛГБТ-активиста, начали травить на работе после того, как он рассказал в прямом эфире местного телеканала о своей гомосексуальности. На следующий день коллеги компании, где Дмитрий работал электромонтёром, объявили Дмитрию бойкот, а руководитель предложил уволиться. Светлый отказался, тогда его перевели работать на склад. Через полгода Дмитрий понял, что теряет квалификацию, уволился и уехал в Москву.

Сейчас оказаться в зоне риска может любой сотрудник с нетрадиционной ориентацией. «Для того, чтобы руководство начало обдумывать твоё увольнение, сейчас не надо делать публичные камин-ауты или рассказывать о своей ориентации всем коллегам подряд. Даже если ты не склонен откровенничать о личном, выяснят и доложат. На одном из последних мест работы о том, что я лесбиянка, руководству доложила коллега, с которой у меня были дружеские отношения и я думала, что могу ей доверять. Появилась практика стукачества на геев внутри компаний», — рассказывает Гинсбург.

Именно из-за гомофобии на работе многие решают эмигрировать. «Я не могу сказать, что ЛГБТ не способны найти работу и поэтому обречены на голодную смерть. Но компаний, где геи и лесбиянки могут чувствовать себя комфортно, сейчас в России довольно мало. На работе мы проводим очень много времени, и невозможно находиться в постоянном стрессе из-за косых взглядов, намёков, смешков за спиной. Очень часто нетрадиционная ориентация становится преградой на пути карьерного развития. Сотрудника не увольняют, но и не дают подниматься по карьерной лестнице», — говорит Гинсбург.

Олег Дмитриев (имя изменено), закончил МГИМО и начал работать дипломатом в МИДе. «Свою ориентацию в МИДе я тщательно скрывал. Всё было хорошо, пока не настало время отправляться в командировку на несколько лет в одну из европейских стран. В департаменте кадров сказали, что для того, чтобы выехать, мне надо жениться. И я женился на своей подруге. Это был фиктивный брак, подруга не хотела переезжать в другую страну ко мне, у неё были свои карьерные планы. А посол все время спрашивал, когда приедет моя жена.

Обо мне пошли слухи, меня стали отслеживать возле гей-клубов. Однажды офицер безопасности сказал, что меня видели у бара, где собираются геи. В результате мне не стали продлевать командировку и практически в глаза сказали, что найдут вместо меня нормального мужика. Меня собирались уволить, но я знал очень редкий иностранный язык, был на некоторых мероприятиях личным переводчиком Дмитрия Медведева, поэтому увольнять меня не стали, но в командировки не отправляли. Таким образом, я остался без перспектив и вынужден был уволиться».

«В МИДе довольно много гомосексуалов. Они почти все состоят в фиктивном браке. — рассказывает Дмитриев, — После увольнения из МИДа я решил, что буду начинать с нуля и открыл свой бизнес. Сейчас занимаюсь поставкой промышленного оборудования из Европы. Своё дело я начал в 35 лет, все средства вкладывал в него и с трудом сводил концы с концами. Сейчас все хорошо, я живу в Европе. Никаких хитрых схем и фиктивных браков. Общение с заказчиками из России я переложил на своего управляющего, который натурал, и я обрёл свободу».

Очень немногие геи и лесбиянки, которых вынуждают уволиться из-за из сексуальной ориентации, решаются открыто бороться за свои права. "Большинство сдаётся без боя. Представители ЛГБТ не хотят привлекать к себе лишнее внимание. Они боятся огласки, поэтому подписывают заявление об увольнении без малейшего сопротивления. В этом тоже причина дискриминации ЛГБТ в трудовой сфере, — говорит ЛГБТ-активист Олег Гранников.

Еще одну историю на условиях анонимности рассказал «Практикау» Иван.

17-летний Иван приехал в Петербург из маленького города, сбежал от мамы, которая считала, что сексуальная ориентация сына — болезнь и ее надо лечить. Он устроился на работу в Макдональдсе около метро Ленинский проспект. Через несколько дней его вызвал менеджер и сказал, что Иван не подходит для работы в Макдональдсе. Иван спросил «Почему?». Тогда менеджер объяснил, что в офис звонила мать Ивана, рассказала, что он — гей, его надо лечить, а не трудоустраивать. По словам Ивана, менеджер пожелал ему на прощанье гореть в аду. Иван через некоторое время устроился в другую сеть быстрого питания Carl’s Jr. На новое место работы мать тоже позвонила, но на это раз менеджер встал на сторону Ивана и посоветовал матери пересмотреть свое отношение к ЛГБТ. Иван работал в Carl’s Jr пока эту сеть не закрыли в Петербурге из-за продуктового эмбарго.

Читайте далее: «По России не скучал ни секунды»
Бывший чиновник мэрии Москвы, журналист и представитель ЛГБТ Александр Смирнов рассказал об эмиграции в США

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz