Сегодня:
$
Нефть
Золото

«Я должна была быть на том концерте, но закончились билеты»

Вчера в столице Франции произошел один из самых страшных терактов за всю историю страны — захват и убийство заложников, расстрел посетителей ресторана, взрыв нескольких бомб. В результате теракта погибло 128 человек, около 300 пострадали. Информации о пострадавших россиянах на данный момент нет. «Практика» поговорил с россиянами, которые живут в Париже, о том как они пережили ночь атаки и что чувствуют сейчас. 

Зара Муртазалиева
бывшая политзаключенная

Я была у подруги, и когда попыталась после своих посиделок девичьих поехать домой, выяснилось, что в Париже произошла трагедия. Метро уже не работало. Закрывались отдельные линии, постоянно делали объявления, что не работает та станция, эта станция. Мы вызвали такси, таксист выключил счетчик и рассказал нам подробности всей этой истории.

Я думала, что после таких событий будет паника, все будут напуганы. Но сегодня очень многие люди вышли на работу, хотя у них была возможность остаться дома. Когда происходит что-то подобное в России, это ощущается — очень много полиции. Здесь же этого нет. В торговых центрах и других крупных зданиях есть охрана, которая просит показать сумки. Некоторых просят показать документы. Все это очень вежливо, очень культурно. Люди прекрасно на это реагируют, улыбаются, никаких возмущений нет. Метро работает как часы, единственное, закрыты станции рядом с местами терактов, так как там до сих пор работают криминалисты.

Во Франции все очень осторожны. Нету такого, как в России, что если что-то случается, сразу появляется категоричная версия. До текущего часа во французских СМИ говорят, что есть различные версии, все будет рассматриваться, расследоваться. Всегда это звучит в такой форме.

Я всегда была удивлена ситуацией после Charlie Hebdo, поражена в какой-то мере. И тогда, и сейчас нет никакой паники, никакой агрессии. Даже немного шутят. Я думаю, что это своего рода оборона — люди доказывают, что они не боятся, их не запугали, они сильнее. При том, что это страшная трагедия, например, у одной моей знакомой погиб молодой человек.

Лиза Гусалова
студентка Сорбонны

Я должна была идти на тот концерт, где были заложники, но я не смогла туда попасть, потому что закончились билеты. Мы были на другом концерте, и после него долго шли через весь центр Парижа домой. Мы просто прогуливались и еще не знали, что происходит. Было очень много машин с сиренами. Было понятно, но что-то происходит, но что именно — неясно. Дома меня встретила соседка — она набросилась на меня с объятиями, спросила, все ли со мной хорошо. Я сказала: «Да, а что такое?» и мы зашли в интернет и увидели, что происходит на том концерте, на котором мы должны были быть. На тот момент там были заложники и жертвы. Потом я поняла, что, когда мы шли домой, мы проходили Châtelet. Там была перестрелка, но мы каким-то волшебным образом это прошли.

Во французских СМИ информация очень противоречивая и разрозненная. Много говорят про ИГИЛ [организация, запрещенная в России]. Где-то в 13:50 появилась информация, что в сторону Парижа на одной из платных автодорог через шлагбаум проехала машина. Она его просто снесла и поехала дальше. Говорили, что в этой машине 4 тяжело вооруженных человека. Потом вышло опровержение и говорили, что это 1 человек. Также сообщают, что один из террористов был бельгийцем по происхождению, а другой террорист — француз, родившийся и выросший здесь. Он давно был известен радикальными взглядами и их проповедовал.

Сегодня настоятельно просят никого не выходить из дома. Я живу в 15 районе Парижа, там вчера ничего не происходило. Выходила в супермаркет — они работают. Но в районах происшествий закрыто все и выставлены полицейские кордоны. Вообще, людей на улицах мало, многие боятся выходить.

Сергей Дмитриев
журналист RFI

Вчера вечером я был дома, никуда не пошел, несмотря на то, что пятница. В какой-то момент мне начали звонить друзья, я увидел много пропущенных вызовов. Так, собственно, обо всем и узнал.

Днем сегодня на улицах спокойно. Все как обычно, разве что меньше людей. Много полицейских и охраны, много магазинов и всего прочего закрыто. Не работают практически все места массового скопления людей: театры, кинотеатры. Транспорт работает как обычно. Я не живу в тех районах, где случилась трагедия, на правобережной части Парижа не был еще, но в целом с транспортом проблем нет.

Тяжело говорить о том, что думают люди, рефлексии еще, на мой взгляд, не наступило. Антитеррористическая операция еще не закончена, продолжается поиск людей, которые не откликнулись, не объявились, которые, возможно, были в Батаклане или этих районах. Сегодня стоят очереди перед пунктами сдачи крови. Пока что все пребывают в оцепенении и в шоке от вчерашнего. Никто еще не осознал масштабов произошедшего, ведь еще даже нет окончательных цифр по погибшим. Более 80 человек находится в критическом состоянии, то есть, возможно,, они умрут, а возможно выживут. Все пытаются оказать срочную помощь и как-то переварить и осознать масштабы произошедшего и что это все значит.

Власти Франции стараются не спекулировать на тему версий происходящего. ИГИЛ, конечно, может взять ответственность (в данный момент запрещенная в России организация ИГИЛ взяла на себя ответственность за теракты — Прим. ред.), возможно, это они, а возможно и нет. Возбуждено уголовное дело, расследование только началось, говорить о каких-то версиях очень рано. Предположения о том, что террористами могли стать сирийские беженцы я видел только в российских СМИ. На мой взгляд, это все спекуляции. Вот, например, к версиям о крушении самолета в Египте российские власти относятся очень осторожно, несмотря на то, что, что ИГИЛ сразу же взял на себя ответственность за катастрофу.

Люди в стране, конечно же, переживают. В некоторых СМИ даже употреблялось слово «война», что, на мой взгляд, тоже спекуляция. Власти делают все, чтобы не допустить панических настроений. В стране введено чрезвычайное положение — закрыты границы, безопасность максимально усилена, все полицейские мобилизованы из отпусков, военные также приступили к охране порядка. Я сегодня заходил в редакцию, нам поставили металлический заслон перед дверями, а у здания стоит полицейский в бронежилете с собакой. Все меры безопасности в Париже сейчас на высшем уровне, и это вселяет какое-то спокойствие.

Яна Реутова
студентка Сорбонны

Обо всем я узнала часов в 11, а началось это в 10:30. Моя соседка сказала: «Я ложусь спать», а потом резко вскочила и сказала: «Нет, я не ложусь спать». Появились первые сообщения о том, что произошла стрельба в ресторане. Везде говорили об одном числе жертв — 18 человек. Мы следили за новостями, буквально каждую минуту увеличивалось количество жертв и добавлялись новые места терактов

Ночью сегодня практически никто не спал, потому что ездили машины с сиренами, скорые, пожарные, вертолеты летали над городом. Всю ночь все друг другу звонили. Университет в 12 ночи прислал письмо о том, что все уроки отменяются. Мама меня в 6 утра разбудила, когда только почитала о трагедии. В общем, ночь была неспокойная.

Полицейские объявляли о комендантском часе, но ничего не говорили насчет последующих дней, так что сегодня я выходила на улицу часов в 10 утра. На улицах гораздо меньше людей, чем обычно, все ходят с ужасным выражением лица, все подавлены, но невротиков, которые постоянно оглядываются по сторонам, я не заметила. Метро вчера было закрыто, сегодня тоже есть перебои с транспортом, в общем, видно, что что-то произошло. Друг моего знакомого живет на соседней улице с рестораном, он все это слышал. Тем, кто живет неподалеку от терактов должно быть действительно страшно выходить из дома.

Глобально, я думаю, в ближайшее время проблемы могут быть в Лондоне, в Германии и в США. За Москву тоже страшно, потому что если это все из-за Сирии, то у нас тоже такая же позиция. Я не знаю, что в голове у этих людей [террористов]. Получается, их растили буквально ради того, чтобы они на мясо себя отдали.

Читайте на «Практике»:

Террористическая атака на Париж. Хроника

10 деталей трагедии в Париже, которые вы могли пропустить

Теракт в столице Франции на первых полосах прессы

Петербуржцы несут цветы к посольству Франции. Фоторепортаж

8 видео о терактах в Париже: перестрелка с террористами, захват заложников и их спасение

Екатерина Стефанская
предприниматель

Это очень забавно, но я обо всем узнала из российской прессы, точнее, от моей мамы, которая, прочитав, сразу знала мне звонить и спрашивать, как я и что происходит. Большая часть терактов произошла достаточно близко от моего дома — одна-две станции метро. Во время терактов я была еще в гостях и спокойно пошла домой пешком. Среди проезжающих машин было намного больше скорых, чем обычно, потому что это было как раз направление от мест теракта в госпиталь. Когда я пришла домой, я узнала, что произошло и это, конечно, напугало.

Если смотреть новости, то, конечно, стремно. Я смотрю прямой эфир новостного канала и там постоянно ходят записи Франсуа Олланда о том, что сидите дома и никуда не выходите. Если смотреть на улицы, то все выходят. Не так много, как обычно. Я сегодня тоже выходила, но не в центр, а ближе к окраинам. Люди на улицах есть, но много магазинов закрыто. Открыты только маленькие лавочки, где видно, что работает сам предприниматель, и самые крупные магазины. В некоторых местах, чуть подальше от Парижа, спокойнее. Там выходят и семьями, и с детьми, и гуляют. Все-таки у нас, поближе к центру, народ более аккуратен и осторожен, но все равно выходят на улицу.

Паники нет, но если открыть фейсбук, то многие французские друзья пишут: «Вот, оставайтесь дома, у кого-то отец работает в жандармерии и он передавал, что лучше остаться дома». Таких сообщений и репостов очень много, ты их смотришь и хочется начать паниковать, но если ты выходишь на улицу, то нет.

Ближе к эпицентру стало больше полицейских, причем, я не уверена, что это именно полицейские, потому что они больше похожи на армию, у них одежда милитари. Но если смотреть подальше от центра, то нет. Еще у нас с утра перекрыли много транспорта. Перекрыли много станций метро, поотменяли автобусы, но к вечеру все вроде нормализовалось. Мне сейчас страшно посещать людные мероприятия, но мне кажется, что в ближайшее время повторения не будет. Может быть, позже: у нас в конце ноября будет большой саммит ООН, посвященный экологии.

Дмитрий Костюков
фотограф

Я узнал все дома. У меня стоят уведомления на breaking news, и одновременно мне стали все звонить. Вообще, сразу весь город стал звонить друг другу, потому что места, где это все произошло, очень популярные. Там очень много молодежи отдыхает, по пятницам особенно, и любой из нас мог бы там оказаться. Это не очень туристические места, это именно места, где сидят местные.

Сегодня я целый день на улице, а вчера не выходил, так как это было в разных местах в разных частях города. Было гораздо эффективнее смотреть CNN, BBC, потому что сам бы ты увидел гораздо меньше. Утром на улицах совсм было пусто, и даже сейчас в таких людных местах как Saint Lazare, который можно сравнить с Курской в Москве, никого нет. Людей не было, все, видимо, следили за новостями допоздна, поэтому поздно встали и цветы начали приносить где-то к 12. Я сейчас стою у одного из мест, которое называется Маленькая Камбоджа, здесь довольно много людей, но в целом, для Парижа, для субботы и для вечера людей на улице очень мало.

Утром в тех местах, где происходили атаки, продолжали работать специалисты, сейчас чуть меньше. По-прежнему много полиции вокруг концертного холла и туда близко нельзя подойти. Я так понимаю, что там такое количество тел, что они не успевают их быстро вывозить.

То, что происходит среди людей, я не назвал бы паникой, но все, конечно, в шоке. Мы, к сожалению, часто используем это слово и оно теряет эмоциональную окраску, но это именно шок. На уровне объяснений, почему и зачем, все непонятно. Таких атак никогда не было чуть ли не за всю историю страны. Для Франции это просто невероятное что-то.

Но люди стараются, чтобы все не переросло в какие-то националистические разборки, потому что понятно, что их очень легко спровоцировать. Я даже на площади Републик (а это место, где традиционно собираются люди, например, после Charlie Hebdo) видел всего-навсего один французский флаг, чтобы не провоцировать национальный вопрос. Люди не собираются большими группами, так как это, по всей видимости, запретили. Даже на площади Републик не так много людей, потому что, если можно было, это была бы полная площадь. Люди приносят свечи, рисунки, цветы, кто-то даже дерево принес.

Если вы подойдете к кафе, там прямо видны следы от пуль и окровавленные осколки посуды. Рассыпано то, что у людей стояло на столе и вокруг. Есть кафе, которые сейчас закрыты, а тогда люди оттуда убегали и закрывали кафе. Если посмотреть через стекло, то видно, что часть столов сервировано, на них стоит еда, стаканы, наполовину полные воды или вина.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке