Сегодня:
$
Нефть
Золото

Русский след в Каннах

Во Франции открылся юбилейный, 70-й Каннский кинофестиваль, который пройдёт с 17 по 28 мая. В связи с этим вспоминаем, чем за эти все эти годы запомнилось русское присутствие на Лазурном берегу.

Советские и российские картины всегда занимали особое место в истории Каннского кинофестиваля. Достаточно сказать, что первый фестиваль открылся показом фильма на русском языке, картиной “Берлин” Юлия Райзмана. В том же дебютном 1946 году, фильм “Великий перелом” режиссёра Фридриха Эрмлера вошёл в число первых одиннадцати призёров, которые удостоились главной награды “Гран-при” фестиваля.

Кадр из фильма “Берлин” Юлия Райзмана

Кадр из фильма “Берлин” Юлия Райзмана

Первой советской делегацией, отправившейся представлять Советский Союз во Францию в 1946 году, руководил Михаил Калатозов, советский режиссёр и заместитель министра кинематографии, который спустя 12 лет ещё более триумфально отметился в Каннах, привезя на фестиваль свою картину “Летят журавли”, которая по сей день остаётся единственным отечественным фильмом , удостоенным “Золотой пальмовой ветви”, одной из самых престижных кинонаград в мире.

Кадр из фильма «Летят журавли»

Кадр из фильма «Летят журавли»

Признание в Каннах сыграло немаловажную роль в истории фильма. До того, как он был признан совершенным шедевром на фестивале, советская пресса подвергла его жёсткой критике, а Хрущев лично высказал свои претензии к главной героине, которую исполнила Татьяна Самойлова, которая в Каннах стала настоящей звездой, затмив собой Софи Лорен и других голливудских актрис.

“Гран-при” фестиваля в разные годы получали Фридрих Эрмлер (“Великий перелом”, 1946), Юлий Райзман (“Берлин”, 1946), Андрей Тарковский (“Солярис”, 1972; “Жертвоприношение”, 1986), Андрей Кончаловский (“Сибириада”, 1974), Тенгиз Абуладзе (“Покаяние, 1987), Никита Михалков (“Утомлённые солнцем”, 1994).

Призом лучшему режиссёру награждались Михаил Ромм (“Человек” № 217″, 1946), Сергей Васильев (“Герои Шипки”, 1955), Сергей Юткевич (“Отелло”, 1956; “Ленин в Польше”, 1966), Юлия Солнцева (“Повесть пламенных лет”, 1961), Андрей Тарковский (“Ностальгия”, 1983) и Павел Лунгин (“Такси-блюз2, 1990).

Кадр из фильма «Ностальгия»

Кадр из фильма «Ностальгия»

Большое значение для режиссёров и актеров имеет не только признание жюри, но отзывы публики. Не все картины, отмеченные наградами, встречали тёплый приём или горячий отклик у зрителей. Несмотря на приз за лучший сценарий показ “Соляриса” Тарковского в Каннах в 1979 году вызвал довольно странную реакцию. Сыгравший главную роль в экранизации романа Лема Донатас Банионис вспоминал, что люди смеялись и уходили из кинотеатра. “Рецензенты писали: “Тарковский — очень хороший моралист, но очень плохой кинематографист”… Тогда у меня сложилось очень неприятное впечатление о зрителе (я имею в виду и интеллектуалов тоже), который был далек от серьезного размышления”, — рассказывал он. Впрочем, время всё расставило по своим местам, и “Солярис” и “…” вошли в золотой фонд мирового кинематографа.

Но бывали примеры и того, как фильм вызывал бесспорную поддержку со всех сторон. Доходило даже до курьёзных историй, как, например, в случае с “Сибириадой” Кончаловского. Франсуаза Саган, бывшая в 1979 году президентом жюри чуть было не подала заявление о выходе из его состава, поскольку настаивала на том, чтоб главный приз был поделен между картиной Кончаловского и “Апокалипсисом сегодня” Френсиса Форда Копполы. “Дело все-таки сумели замять, уговорили ее не поднимать скандал. Приз поделили Коппола и Шлёндорф. Главным мотивом, по которому шло давление на Саган, было то, что нельзя делить главный приз между двумя супердержавами», — вспоминает в своей книге “Низкие истины” Кончаловский.

Кадр из фильма "Сибириада"

Кадр из фильма «Сибириада»

Другой пример отчаянной конкуренции — “Утомлённые солнцем” Никиты Михалкова. До последнего момента большинство тех, кто его тогда увидел были уверены, что главный приз достанется ему. Однако жюри решило отдать “Золотую пальмовую ветвь” 1994 года молодому и перспективному Квентину Тарантино с его “Криминальным чтивом”, и Михалкову осталось довольствоваться наградой Грин-при. Впрочем, в следующем году “Утомлённые солнцем” были отмечены “Оскаром” и это компенсировало надежды создателей фильма и тех, кто успел его полюбить.

Кадр из фильма "Утомленные солнцем"

Кадр из фильма «Утомленные солнцем»

Отечественные делегации всегда занимали особое место на кинофестивале. Олег Стриженов, представлявший в 1957 году фильм “Сорок первый” и сыгравший в нём роль поручика Говорухи-Отрока, рассказывал в своей книге “Исповедь”, что делегацию из Советского союза наравне с Англией, Францией и США поселили в фешенебельном отеле “Карлтон” на набережной Круазетт. “Этим как бы оказывалось почтение к четырем самым мощным государствам, их развитому кинематографу. Капиталисты приезжали — не глядя разбрасывали деньги в ресторанах, казино. Мы ничего подобного себе позволить не могли, зато ощущали себя внутренне богаче, гордились привезенной картиной”, — вспоминает он.

Кадр из фильма «Сорок первый»

Кадр из фильма «Сорок первый»

Порой любовь публики брала верх над художественными и политическими мотивами жюри, и главное место в сердцах зрителей занимали вовсе не те картины, которые получали большие призы. Так, отмеченный в 1990 году не самым выдающимся призом за художественный вклад фильм “Мать” Глеба Панфилова вызвал 15-минутную овацию — люди не хотели расходиться даже несмотря на то, что показ кончился далеко за полночь.

Несмотря на то, что количество каннских наград в фонде отечественного кинематографа нельзя назвать впечатляющим, то влияние, которое он оказал и продолжает оказывать на фестиваль и мировое кино в целом остаётся весьма заметным. Русские кинематографисты принимают участие в составе жюри, молодые и состоявшиеся режиссёры демонстрируют свои короткометражные работы и полнометражные фильмы, что само по себе считается успехом.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

ЧИТАЙ О ВАЖНОМ

Отправим подборку лучших новостей за неделю