Сегодня:
$
Нефть
Золото

Как спастись от смога

Уже в выходные жители разных районов столицы начали жаловаться на дымку в воздухе и запах гари. В понедельник ситуация не улучшилась — по прогнозам, смог останется в воздухе в ближайшую неделю. О версиях его появления и способах борьбы — в материале «Практика».

Как объясняют появление смога

«Легкую дымку» начали наблюдать жители разных районов Москвы в воскресенье, 24 июля. Наиболее сильные «марево» и «мглу» отмечали в Щукино, в районе Крылатских холмов, ВДНХ, над Ярославским шоссе, в Новогиреево и на «Речном вокзале». В центре города уровень смога меньше, но загрязненность воздуха заметили и в районе Курского вокзала, Николоямской улицы, на Якиманке. К утру понедельника, по сообщениям «Коммерсанта», смог зафиксировали и на юге столицы. Кроме того, говорить о сильном задымлении начали и в Подольске, Долгопрудном, Коломне, Гольяново и Люберцах.

Городские власти сначала не комментировали ситуацию, и в СМИ распространилась версия о том, что в Москву пришел дым от лесных пожаров в Красноярском крае, который ранее накрыл сразу 12 регионов страны. Это утверждают экологи из «Гринписа России» — по словам экспертов, анализ космических снимков за последние несколько дней (по которым можно проследить, как за эти дни перемещался дым от пожаров, бушующих в Красноярском крае и в Ямало-Ненецком автономном округе) однозначно показал, что задымление воздуха в столичном регионе хотя бы отчасти вызвано сибирскими лесными пожарами. В самом Красноярске ситуация, разумеется, намного хуже — город буквально «исчезает» в дыму.

Как сообщает сайт «Гринпис России», официально власти не признают существование этих пожаров: в сводки попадает меньше одного процента от их реальной площади, а в действительности она составляет около двух миллионов гектаров. Сколько еще в столице будет виден дым сибирских пожаров — пока неясно.

Еще одну версию появления дымки над столицей представила Федеральная служба России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. В ведомстве объяснили дымку над Москвой местными причинами, не имеющими никакого отношения к природным катаклизмам.

По словам начальника ситуационного центра Росгидромета Юрия Варакина, дым прийти с Урала скорее всего не мог — слишком большое расстояние. Просто в Москве из-за жаркой погоды и слабого ветра сложились условия для формирования дымки, и она появилась — из-за работы местных предприятий и выбросов автотранспорта. А запах гари, который почувствовали жители нескольких районов столицы, мог быть связан с более близкими к столице источниками, такими как местные свалки или сжигание порубочных остатков в Подмосковье.

Как сообщили The Village в департаменте природопользования и охраны окружающей среды Москвы, ухудшение видимости и дымка в столице могли быть связаны с испарением водяных частиц в условиях высокой влажности. «Наши приборы действительно отмечали появление дымки и ухудшение видимости. Мы рассматриваем это как метеорологическое явление. Однако никакого превышения нормативов по вредным веществам не зафиксировано», — рассказали в департаменте.

Высказался по поводу состояния воздуха и помощник премьера, бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Он заявил, что текущую ситуацию нельзя сравнивать с летом 2010-го года, когда Москву накрыл действительно опасный смог. «Тогда мы превышение имели в разы по угарному газу, по взвешенным — в 16 раз у нас было превышение. Это была, будем говорить по существу, газовая атака на город. Сейчас это совершенно другая ситуация. Но не надо себя этим убаюкивать. Давайте будем разумно бдительными. Не паниковать, а радоваться каждому дню, который нам дал Боженька», — сказал Онищенко.

ЧТО ДЕЛАТЬ ЖИТЕЛЯМ ГОРОДА

С помощью «светлых мыслей» и «радости каждый день» посоветовал бороться со смогом не только Онищенко. Несколько дней назад героиней бурного обсуждения в соцсетях стала жена губернатора Красноярского края, который страдает от пожаров — жителям города, считающим, что власти не решают экологические проблемы, она ответила в Instagram. «Когда в голове чистых мыслей станет больше, грязный воздух перестанет быть опасным! Могу научить как врач! Это моя зона компетентности и ответственности! Неуязвимость — самая яркая примета здоровья!» — написала она.

Смог в Москве конечно, пока не в той концентрации, в которой он может серьезно угрожать жизни и здоровью, однако начать принимать меры уже стоит.

Первый и самый простой способ для тех, кто может позволить себе небольшой отпуск, — покинуть город и перебраться хотя бы на несколько дней на дачу. Оставшимся в мегаполисе стоит по возможности реже бывать на улице (особенно ранним утром, когда концентрация смога максимальная) и пользоваться метро вместо наземного транспорта — туда, по крайней мере, не попадают в таком количестве вредные вещества из воздуха.

О необходимости пользоваться влажной марлевой повязкой или респиратором врачи спорят — польза их не доказана, однако если вам так спокойнее, можете носить маску, главное — не забывать менять ее каждые 2-3 часа. Защитить можно и свой дом: окна в помещениях лучше держать закрытыми. Используйте кондиционеры и увлажнители воздуха, а в случае их отсутствия чаще проводите влажную уборку, распрыскивайте воду из пульверизатора или же развешивайте по дому смоченные водой полотенца и простыни. Принимать душ, умываться и промывать нос тоже стоит чаще.

Ответственнее нужно подойти и к режиму питания: есть легкую и полезную пищу, содержащую антиоксиданты (фрукты, овощи, ягоды, рыбу), пить как можно больше простой, не сладкой и не газированной воды, или морсов и зеленого чая, не злоупотреблять алкоголем и не курить (загрязнение воздуха и так велико). Имеет смысл ограничить и физические нагрузки, особенно на воздухе: они заставляют человека дышать активнее, а это в условиях смога может привести к вдыханию вредных веществ и ухудшению самочувствия.

И наконец, людям, которые страдают бронхиальной астмой, аллергическими реакциями, сердечно-сосудистыми заболеваниями, лучше отнестись к своему здоровью внимательнее — не бывайте на улице слишком долго, принимайте поддерживающие препараты и берегите себя.

Летом 2014 года, когда Москву окутал смог от горящих торфяников в Брянской области, «Практика» уже разбирался, как выжить в задымленной столице. Читайте статью «Чем дышит Москва», там комментарии МЧС, врачей и других экспертов.

Смог не пройдёт

Наступает весна. Печёт солнышко, щебечут птички. Деревенские по старой памяти жгут траву. Огонь переходит на торф — вонь, дым, тяжкий смог. Корреспондент «Практика» отправился с «Гринписом» в Тверскую область выяснять, пора ли москвичам готовить противогазы и что местные власти делают для предотвращения потенциальной катастрофы.

«В общем», — говорит, лихо вращая баранку, начальник сегодняшней экспедиции Гриша. Он коротко стрижен, одет в «боевку» — тяжёлые сапоги и огнеупорную куртку. — В посёлке Редкино увидимся с местным начальством — посмотрим, насколько они признают проблему пожаров. Дальше либо вместе с МЧС, либо сами едем искать торфяники. По дороге пресекаем поджоги травы«.

Его слушают трое волонтеров — Дина, Саша и Сергей. Мы встретились ранним утром близ Третьего кольца. В машину — древнюю разваливающуюся «Газель», поставленную на внедорожные шины, — бросили походные рюкзаки. Второй грузовик повез другую пачку активистов.

Пока наш «Соболь» заправляют газом — так экологичнее — Гриша вводит в курс дела. О торфяных месторождениях, оказывается, заговорили во времена Петра I. Император приглашал немецких специалистов, поставивших торфодобывающую промышленности на широкую ногу. При Советах порядка 80% тепловых электростанций работали на торфе. В 60-70-е годы торф бросили. «В Европе оставленные торфяные болота обводняли — у нас, как обычно, забили», — негодует активист. Раньше Гриша «служил в пожарной части», остался происходящим неудовлетворен — и ушел в «Гринпис».

Торф — неперегнившие растительные остатки. Для его добычи осушаются болота; торф выкапывают, сушат и получают эдакие (типа угольных) брикеты. «Обезвоженные» болота легко подвержены возгораниям: в силу пористой структуры тлеющий дымящий торф способен даже пережить зиму. Он тлеет под слоем снега.

Весной в деревнях начинают жечь траву. Бытуют разные мнения: кто-то так изводит энцефалитных клещей, кто-то гонит змей. «Это всё бред», — считает пресс-секретарь движения Халя. — «Никакого смысла нет. Просто людям делать нечего». С жухлой травы огонь легко переходит на торф — там и столбы черного дыма, и смог, и все дела.

Только в этом году, по полуофициальной статистике (окружные власти не любят признавать проблему: это грозит в том числе политическим издержками), в Саратовской области из-за пожаров умер один человек. В Белоруссии — одиннадцать погибших. И это притом, что в 2010 году была принята федеральная программа по обводнению торфяников: только в Московскую область вложили шесть миллиардов рублей.

Машина идёт по трассе. Открываются есенинские пейзажи — березки да леса. «Иваньковское водохранилище», — информирует Сергей. Практически Волга. Видны песчаные берега, камыши. Растения стоят голые: уровень воды должен быть на метр вышел. «Снега очень мало выпало», — комментирует Гриша.

И, как по заказу, вдалеке появляются столбы дыма. Сначала чуть — потом сильнее и сильнее. Мы сворачиваем на раздолбанную грунтовку. Строители широко машут топорами. Поваленные деревья — на расчищенной местности будут строить — поджигают. Если за огнём не следить, жди беды.

Одноэтажное строение пожарной части. Стоит жуткого вида агрегат с ковшом и копалом. В кабинете, под портретом сдержанного Путина стоит огромный, широкоплечий, со стрижкой бобриком замначальника управления МЧС Сергей Биберин. Пожарный уверенно показывает пальцем на карту: здесь, у свалки, очаг возгорания устранен. Тут, тут и тут — работаем. Гриша договаривается сегодня трудиться вместе — пожарные тоже поедут обследовать окрестности.

К несчастью, на полпути к болоту газомобиль ломается. У «Соболя» «разъехались» передние колеса — ещё двести метров — и один из дисков отвалится. Выгружается небогатый скарб — один большой ящик и два маленьких, переносных.

— Что это у вас? — спрашивает пожарный Денис, обутый в высокие резиновые сапоги. Вообще-то он пресс-секретарь управления местного МЧС. — Квадрокоптер?
— Да. — Гриша показывает на винты летательного аппарата. — Сами собирали.
— Сколько стоит? — проявляет неожиданную заинтересованность Денис. — Каковы максимальные высота, дальность полёта?

Можно сделать вывод, что тверские пожарные — милейшие, открытые и коммуникабельные люди. «Вообще-то нет», — парирует волонтер Дина, в миру архитектор. — «Боятся получить по башке и поэтому улыбаются. В прошлом году был дикий скандал из-за того, что у них торфяники горели. Кого-то даже уволили». Действительно — летом 2014-го в Твери лютовала стихия. Местные спасатели бились с торфяниками — но безуспешно. Пожарных было трое (начальница и двое «бойцов», оставшийся — на телефоне в дежурке), машин — две, а пожар — везде. После того штат МЧС-ников расширили, купили вышеуказанную гусеничную машину и квадроциклы.

Мы пересаживаемся на другую «Газель», едем ухабами. Машину трясет, ведет юзом. Грузовик роет колесами грязь, вспарывает ледяные наросты. «Ледокол!» — шутит шофер Саша. — «Практически Arctic Sunrise!»

На месте — удивительная картина. Пожарные соорудили из песка плотину — удерживать воду, тем орошая территорию бывшей торфяной разработки. Чуть поодаль — дамба «Гринписа», выстроенная из сруба берёзы. Активисты движения, естественно, говорят, их постройка лучше: песчаную, де, может размыть напором.

Волонтеры, пущенные в разведку, периодически отзываются по рации. «Танго пять, всё чисто», — хрипит динамик. — «Фокстрот семь, чисто, идем к эхо семь». И так далее. Проходит час. За это время из лесу на красном джипе выруливает чиновничья делегация: министр лесного хозяйства Тверской области и замглавы комитета по тому же — аж Центрального округа. Причина столь высокого визита осталась невыясненной.

Наконец, сигнал. «Рэмбо 6, чувствую сильный запах гари. Нужен щуп». Это такая длинная железная палка с термодатчиком на конце. Её втыкают в грунт — и если температура превышает сорок градусов, начинают тушение. Группу переноски важного измерителя сформировали из двоих волонтеров, пресс-сека «Гринписа», меня и корреспондента «Московской правды».

Что имею заявить. «Лесная разведка» — это только звучит весело. Истина — ориентируясь по GPS-навигатору, идешь по размытой грязной тропинке. Сворачиваешь куда-то меж берез, матюгаясь, бредешь опять. Ветки колют глаз. Кто-то падает, рвет штаны. Вдруг встречаешь других волонтеров. «Группа, новый курс — такой-то», — командует рация. Идешь-идешь, по колено в снегу. И вот, сакральный миг!..

Лежат, покорежены, деревья. Обуглены стволы, раскурочены ветви. Черные, стелются по земле выжженые кусты. Здесь что-то горело. Сергей забирает щуп и с понимающим видом вонзает его в чрево земли.

— Ага… — бормочет он под нос. И восклицает, — Двадцать четыре!
— Ну и? — мрачно отвечают стоящие неподалеку пожарные. Среди них — начальник части Биберин.

Им совершенно не хочется разбираться, почему датчик показывает на десять градусов больше нужного. Один из пожарных принимается за лопату, осуществляя некоторый подкоп.

— Тёплая, — прижимает руку Сергей. — Земля тёплая.
— Ну и? Ты возгорание видишь? Очаг можешь определить? — продолжают пожарные.
— Нет… Все равно. Непорядок. — упорствует Сергей. Биберин начинает кипятиться.
— К бабушке в деревню съезди, сено пощупай. Преет торф, понимаешь. Преет! Всё, мы поехали. До свидания.

Сергей потом согласится — торф действительно преет. «Когда зимой вагоны грузят, от него аж пар идёт», — скажет волонтер.

Через пять километров пути нас встречает остальная команда. Гриша погружает семерых в машину и везёт на станцию, к электричке, остальные рассаживаются на пригорке: «Соболь»-то сломался.

«Я доволен. — говорит активист, опасно накреняя автомобиль на колдобинах. — Спасатели признали проблему, приняли участие в её решении. Все очаги, на которые мы указали, потушены. Молодцы, ничего не могу сказать. Облегчили себе жить на лето. Молодцы».

Нас выгрузили у вокзала. «Ну что, можно быть спокойным? Отстояли Тверь? Не будет смога в Москве?», — полушутя спросил я, желая подвести итог мероприятия. Гриша ухмыльнулся:

— Не хочу расстраивать… Саратов с Псковом уже горят.

Дело в том — помимо Твери около столицы имеется еще множество территориальных единиц — Владимир, Иваново, Смоленск… «Прогнозировать пожары можно только одним способом: накладывая температурную карту на расположение торфяников, — уточняет Гриша. — Метод зачастую неточный из-за погрешностей метеорологов. Но примерную картинку дает». Беда в том, что предсказать, куда через три месяца подует ветер, труднее. Еще сложнее предвидеть, зажгут ли мужики траву…

По предварительным данным «Федерального агентства лесного хозяйства», в начале лета 2015-го стоит ждать огня в Тульской, Липецкой, Воронежской и других областях. В мае пожары возникнут и в Московской области.

Москвичи жалуются на смог и запах гари

В некоторых районах Москвы в три раза превышен уровень сероводорода, передаёт агентство "Интерфакс". Москвичи жалуются на густой смог на севере столицы и неприятный запах.

В частности, в Люблино станции контроля зафиксировали трёхкратное увеличение концентрации сероводорода. Также почти в два раза превышен уровень оксида азота, сообщили агентству в "Мосмониторинге".

Пользователи соцсетей пишут, что ощутили утром 19 марта запах гари. Также на неприятные запахи жалуются слушатели радиостанции "Говорит Москва". О смоге говорят в районах Загородного, Рублёвского и Дмитровского шоссе, комплекса Москва-Сити, Мичуринского проспекта, Митино и шоссе Энтузиастов.

Ранее синоптики предупреждали, что погодные условия могут способствовать кратковременному загрязнению воздуха.

В ноябре жители Москвы также жаловались на запах сероводорода. Росприроднадзор подал иск против Московского НПЗ из-за выбросов вредных веществ в атмосферу, но позже причастность завода к выбросам была опровергнута.

Екатеринбург окутало плотным смогом

Екатеринбург уже несколько дней погружён в смог, сообщает портал «Вести.ру». Жители опасаются, что дышать таким воздухом небезопасно для здоровья.

В последние дни плотная дымка висит над городом и не развеивается, жалуются горожане. В связи с этим особенно повышается опасность для аллергиков: в тумане содержится слишком много вредных веществ.

Медики и работники аптек Екатеринбурга сообщают, что противоаллергенные маски в городе разбирают очень быстро. Находящиеся в смоге вещества — пыль, выхлопы, вредные выбросы предприятий — раздражают дыхательные пути, вызывают приступы астмы. 

Причиной возникновения смога синоптики считают весеннюю погоду. Из-за тёплого циклона в Екатеринбурге и пригородах установилась абсолютно безветренная погода, и вредные вещества не развеиваются, а скапливаются, особенно над густонаселёнными районами и большими городскими магистралями.

Синоптики сообщают, что Екатеринбург будет погружён в смог как минимум до понедельника. С начала следующей недели в городе усилится ветер и развеет выбросы машин и скопившуюся пыль.

Роспотребнадзор не нашел опасных веществ в воздухе Москвы после смога

Роспотребнадзор не обнаружил опасных веществ в московском воздухе после задымления, сообщает РИА Новости. Однако в Брянске, откуда пошел смог и запах гари, выявили превышение гигиенических нормативов по содержанию углерода. 

Также Роспотребнадзор усилил контроль над оценкой безопасности воздуха в Москве, Московской Брянской, Курской, Смоленской и Калужской области.

Смог и запах гари появился в Москве на прошлой недели. Позже выяснилось, что он является результатом горения торфа и камыша в Брянской области, где вчера ввели режим чрезвычайной ситуации. Московское МЧС обвинило во всем плановое сжигание отходов деревообрабатывающего производства, чем вызвало резкую критику со стороны экологов.

Практика поговорил с руководителем противопожарной службы Greenpeace о причинах смога в Москве. 

В Брянской области ввели режим ЧС из-за пожаров

Власти Брянской области ввели режим чрезвычайной ситуации из-за непрекращающихся пожаров, которые стали причиной смога в Москве. Об этом сообщается на официальном сайте местного МЧС.

Отмечается, что из-за сухой погоды в регионе горит камыш и тлеет торф. Сейчас над ликвидацией пожаров на территории Гордеевского района работают 352 человека и 84 единицы техники.

На прошлой неделе в Москве появился запах гари и смог. Экологи рассказали, что это результат горения торфа, но МЧС заявило о "плановом сжигании" пней. Неприятный запах исчезнет в ближайшие дни. Однако, по мнению руководителя противопожарной программы российского отделения Greenpeace Григория Куксина, смог может скоро вернуться в Москву из-за ветра. Он отметил, что пожары продолжаются. МЧС, в свою очередь, заявляет, что причина смога в "необычных метеоусловиях.

Сегодня выяснилось, что смог добрался до Смоленска, и начало он берет именно в Брянской области. Практика подробно обсудил с экспертами экологическую ситуацию в российских городах и выяснил, как это отразится на местных жителях.

 

 

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

ЧИТАЙ О ВАЖНОМ

Отправим подборку лучших новостей за неделю