В июле выходит книга про одну из главных российских групп в жанре абстрактного хип-хопа «Макулатура»." />
Сегодня:
$
Нефть
Золото

«Выход один – рисковать здоровьем»

В июле выходит книга про одну из главных российских групп в жанре абстрактного хип-хопа «Макулатура». Это не стандартная бэнд стори и не собрание интервью, а что-то вроде «праздничных поздравлений на юбилей пожилой паре», как определяет ее Женя Алёхин – репер и по совместительству издатель. В книге будут реп-тексты с комментариями, фотографии и ностальгические рассказы друзей группы. «Практика» поговорил с Алёхиным о книге, репе и планах на будущее.

— Что подвигло тебя издать книжку про «Макулатуру»?

— Еще пока записывали новый материал, альбом «Пляж» (он вышел этой весной — прим.ред), у меня был хороший фотоаппарат, и впервые в жизни мы начали активно и в удовольствие заниматься таким ежедневным SMM-ом. Сидим мы с Феликсом (Бондаревым, RSAC — прим.ред.), целый день делаем музыку, потом я его фотографирую, и чтобы разрядиться, сливаю фотку вконтакт, создаю там опрос: «Похож ли Феликс на человека, который любит чечевицу?». И кто-то из подписчиков то ли пошутил, то ли всерьез сказал, что было бы неплохо заполучить книгу с очерком о процессе от каждого участника. А еще год назад мне Петя из «Фаланстера» говорил, что он бы хотел иметь книгу с такими реп-текстами, а это для меня очень высокая оценка, человек много времени среди книг проводит. Но просто книга с реп-текстами — как-то скучновато. В общем, мысли были, что-то назревало.

— И когда же ты решился на это?

— Эта идея встала передо мной впритык, когда я увидел, как Вова Седых (художник-оформитель, участник группы ОН ЮН) сверстал книгу стихов Максима Тесли (ОО ЮН). Там были фотографии, где-то текст поперек страницы, где-то вдоль, и какая-то жизнь там была, помимо самих текстов. То, что делало эти стишата книгой. И я сказал Вове: давай сделаем такое же для нас. После чего написал своим знакомым писателям, режиссерам, всем, кто какое-то отношение к «Макулатуре» имел, кто, так сказать, пил с нами горечь жизни из одной бутылки. В общем, чтобы каждый из них написал по тексту. Так и появился этот материал. Ну и мы с Вовой все собрали, вроде отлично получилось, гораздо интересней, чем печатать диск. Особенно мне понравился рассказ Кирилла Рябова, с какой нежностью и чуткостью он описал наши совместные дни, самое начало «Макулатуры».

— Ориентировался на какие-то книги про музыкантов при создании книги?

— Ни на что не ориентировался. Просто позволил кораблику своей сентиментальности не перевернуться в ручье жизни. И мы сделали такую красивую книжечку, с дружескими и нежными историями, как праздничные поздравления на юбилей пожилой паре.

— В книге нет стандартной для такого типа книг бэнд стори. Почему решил обойтись без нее?

— Это я уже пытался сделать в книге «Камерная музыка» (повесть Алёхина о группе, вышедшая в 2012 году), и получилось не очень круто. Второй раз то же самое делать не хотелось.

— Новый альбом «Пляж» — это переворот в рэп-игре? Или личный переворот? Доволен ли сам результатом?

— Когда мы его писали, было ощущение, что это какой-то переворот, да. И когда прослушивали первые разы. Но, конечно, ничего перевернуть не удалось. Так что, да, личный, самый личный альбом, в этом его отличие от предыдущих. По-моему, там совсем нет иронии и дистанции, и это скорее всего минус. Не знаю, как можно быть довольным? Вот ты бываешь довольным, когда напишешь рассказ? Я бы назвал это состояние: возбужден. Ты, бывает, находишься в приятном возбуждении, или в панике, когда напишешь что-то, или бываешь слегка разочарован. Когда мы это записали, у меня все чувства сменяли друг друга. Опять-таки, сильнее, чем когда бы то ни было. Сейчас-то я уже спокоен, привык к материалу, думаю, что делать дальше.

— Ты говоришь, что сериалы — это романы XXI века. Про альбом «Пляж» ты говорил, что хотел сделать что-то вроде романа «Возможность острова» Уэльбека. То есть ты считаешь, что старая романная форма себя изжила и теперь существует в музыке, кино, еще где-то?

— Скорее, проблема относится не к романам, а к людям, которые не в состоянии их переварить. Время так портит восприятие, что вчитываться в толстую книгу получается не всегда. Поэтому есть сериалы, их легче впитать, заработали глаза и уши, а уже в свободное время ты обдумываешь понемногу. Обрабатываешь в фоновом режиме увиденное. На книге сложнее сосредоточиться, надо сидеть с ней, не отвлекаться на социальные сети. Иногда страниц 50 герой думает о какой-то незначительной вещи, это же так несовременно. «Возможность острова» как раз последний роман, который я перечитывал перед тем, как писать тексты к «Пляжу». И он очень меня вдохновил своей любовной линией. Мне начало казаться, что благодаря Уэльбеку я смогу правильно составить треклист, выдержать настроение, собрать этот дом. Чтобы каждый, у кого есть сердце, испытал эту тоску по настоящей любви.

— Книга выходит в твоем издательстве Ил-music. В чем его главный принцип? Что-то изменилось с момента основания?

— Принцип только такой: издавать то, что нравится, то, что хотелось бы прочесть. Но я хочу взять отпуск. Не издавать ничего полгода—год или дольше. Писать свое, отдыхать.

— Недавно вышел документальный фильм про «Макулатуру» — «Внутренний реп» Маргариты Захаровой. Из него можно сделать вывод, что реп — это действительно какая-то рутина, по типу офисной работы. Вот и у тебя есть строчки про «работу реп-исполнителем». Если серьезно, неужели записи альбомов и гастроли ничем не лучше ежедневной офисной работы по 8-10 часов в день?

— Реп, конечно, лучше любой работы в офисе. И вообще лучше любой другой работы, ты вроде как занимаешься любимым делом: пишешь книги, например, или выступаешь с репом. Но тут есть тоже какая-то невидимая черта — между тем, когда ты его пишешь, когда ты выступаешь с ним первый раз и тридцать первый. Иногда тебя уже тошнит от него, от собственного репа, от собственных слов. И ты не можешь их прочитать, или они вдруг начинают казаться тебе враньем. И тогда можно запороть все. Или вдруг отрепетируешь концерт, а потом заволнуешься — и все, никакого шоу. Или, например, бывало, что нечем дышать в клубе, но все равно приходится выступать. И минус в том, что это такая работа, с которой нельзя уйти, потому что ты ни на кого не работаешь, никого, кроме себя, не подводишь. Любую другую работу можно прогулять, и если начнешь так же относиться к этому, то все, считай, ты уже профессиональный артист, и можно заканчивать с этим делом. Не знаю, удалось ли объяснить это ощущение. Тут есть один выход: всегда оставаться любителем, неуклюжим профаном, и рисковать своим здоровьем. Никогда не соблюдать все эти правила безопасности, не беспокоиться о себе, тогда все и получается.

— Зрители на показе очень много смеялись, как будто это была комедия. Что сам думаешь по поводу фильма и реакции людей на него?

— Я не смотрел его на фестивале «Смена», но смотрел после концерта на нашем показе в клубе «Дич». В общем, мне сказали, что наши слушатели в «Диче» смеялись гораздо меньше. Может, это связано вот с чем. Я удивился так же, как ты, когда ходил с Маргаритой Захаровой в декабре на показы фильмов студентов Разбежкиной. Мы отсмотрели где-то четыре фильма, и я говорю: «А что за бред, Маргарита Захарова? Почему они все время смеются?». Она ответила: «Они подготовленная публика, они умеют смотреть док». Из чего я сделал вывод, что этим бедолагам приходится столько тухляка отсматривать, что они благодарны любому мало-мальски ироничному моменту. И да, в сравнении с теми фильмами, у Маргариты Захаровой получился комедийный боевик Тони Скотта.

— До этого ты долго жил в Москве, сейчас опять обосновался в Питере. В чем для тебя разница между этими городами?

Не знаю, мне больше нравится в Петербурге. Хотя я по жизни вообще мало гуляю, но здесь как-то приятней находиться. Вот ездил в Москву на два дня и уже устал. Хотя в принципе какая разница: все равно, как правило, я сижу дома, решаю какие-то бесконечные дела в интернете, иногда выхожу прогуляться. И вот тут-то у Петербурга есть некоторые козыри: фалафель на Сенной за 90 рублей, сидр в РосАл по 135 за литр (круглосуточно!). И внушительный ряд недорогих столовок.

— Летом Макулатура едет в тур. Что это будет?

Летний тур начнется в родном нашем городе Кемерово 11-го августа, а закончится 28-го в Ярославле. Мы вооружимся старыми и новыми треками и фильмом Маргариты Захаровой «Внутренний реп» и поедем делать показы/концерты.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке