Сегодня:
$
Нефть
Золото

«Я спокоен за Москву. Она вынесет всё»

Московский гид Феликс Мальцев вошел в список десяти лучших гидов мира по версии британской газеты The Guardian. «Эксцентричный интеллектуал, Феликс сочетает в себе знания и выносливость», — написали в том материале. Мальцев рассказал в интервью  “Практикау”,  почему он не проводит экскурсии для китайцев, что иностранные туристы спрашивают о Путине и почему не надо церемониться с наглыми клиентами.

Кризис и Путин

— Вы проводите экскурсии для туристов из англоязычных стран. По вашим наблюдениям, их количество выросло или упало за последние два года?

— Интерес туристов из англоязычных стран к России катастрофически снижается. За последние два года американцев и англичан, которые хотят посетить Россию, стало меньше процентов на девяносто. Растет количество туристов-китайцев, но это не мой контингент.

— Почему?

— Восточные люди обычно слушают экскурсии с непроницаемыми лицами, а для меня очень важно видеть, что мой рассказ вызывает у слушателей эмоциональный отклик. Мне нравится, когда у клиентов горят глаза, а японцы и китайцы привыкли вести себя сдержанно, поэтому я не провожу экскурсии для туристических групп из восточных стран.

«Если департамент безопасности просит воздержаться от поездок в нашу страну, потому что Путин плохой, то люди так и делают»

— По какой причине туристы из западных стран стали меньше приезжать в Россию?

— Для русских людей типично плевать, на то, что говорит власть, а народ на Западе с уважением относится к рекомендациям чиновников. Если департамент безопасности просит воздержаться от поездок в нашу страну, потому что Путин плохой, то люди так и делают. Туристов станет больше, когда изменится политическая ситуация.

— В мире набирает популярность политический туризм. Репортер The New York Times Николас Вуд основал компанию Political Tours, которая организует путешествия для интересующихся мировой политикой. Она предлагает в том числе маршрут «Путинская Россия». Вы не замечали такой тренд?

— Мне часто в последнее время задают вопрос, как россияне относятся к Путину. Про Крым и Украину почти никто не задает вопросы, а о Путине постоянно спрашивают.

— Что вы отвечаете?

— Разные люди думают по-разному. Я стараюсь уходить от «средней температуры по больнице». Отношение к Путину зависит от образования и воспитания.

— Вы из профессии в связи с кризисом в туризме уходить не собираетесь?

— Мне уже поздно, но молодежь серьезно раздумывает, надо ли идти в тур-индустрию. Очень много сомнений, что в ближайшее время эта отрасль будет развиваться.

Не дай бог завести не туда

— У меня любимый образ экскурсовода — Митрофанов из «Заповедника» Сергея Довлатова, гениальный экскурсовод с полной атрофией воли. У вас была какая-то ролевая модель, когда вы выбирали эту профессию?

— В «Заповеднике» они главным образом выпивают… Я преподавал русский язык для иностранных студентов. В аудитории сидеть было скучно, и я стал показывать им город и рассказывать о нем, постепенно вошел во вкус и начал работать гидом профессионально.

«Для гида главное, чтобы человек на экскурсии чувствовал себя счастливым и удовлетворенным. Самое важное, чтобы людям рядом со мной было хорошо»

— О вас нет почти никакой информации в интернете, у вас нет своего сайт, нет электронной почты и страниц в социальных сетях. Как о вашем существовании узнала газета The Guardian?

— Не знаю точно. Для меня эта новость была неожиданной. Моя фотография, которую опубликовала The Guardian, была снята на одном из моих семинаров для иностранных дам, с которыми мы изучаем русскую литературу на английском языке. Среди них было много журналисток. Наверное, британская газета узнала обо мне от кого-то из них. Думаю, что список The Guardian составлен субъективно. Я не понял, по каким критериям они отбирали лучших гидов — видимо, по принципу: нравится, не нравится. Всегда можно понять, когда гид работает плохо, но как оценить, когда гид работает хорошо — это вопрос. Считаю решение британского издания очень субъективным.

— Какими качествами должен обладать хороший гид?

— Считается, что для гида важнее всего дать как можно больше информации. Ерунда. Для гида главное, чтобы человек на экскурсии чувствовал себя счастливым и удовлетворенным. Самое важное, чтобы людям рядом со мной было хорошо.

— То есть вы не только гид, но и психолог?

— Конечно, в первую очередь. Иностранцам, которые приехали в Россию впервые, важно помочь почувствовать себя здесь комфортно и легко. Для этого на клиентов надо сначала посмотреть, почувствовать их индивидуальность. К сожалению, многие экскурсоводы, особенно старой советской школы, механично бубнят заученный текст и, наверное, в это время мечтают, чтобы от них поскорее отвязались.

«Я объясняю: в России считается, если человек много улыбается, он дурачок и не понимает, как здесь плохо»

— А как надо?

— Поставить себя на место клиента, взглянуть на Россию со стороны, понять, что здесь для иностранца может быть странно. Очень часто иностранцы спрашивают, почему в России не улыбаются. Я объясняю: в России считается, если человек много улыбается, он дурачок и не понимает, как здесь плохо. Я не столько рассказываю о городе, сколько стараюсь помочь туристам адаптироваться к нашей стране.

Гиду очень важно быть готовым к неожиданным ситуациям. Однажды меня попросили срочно заменить коллегу, у которой был приступ аппендицита. Я должен был сразу после возвращения в Москву поехать вместе с группой в речной круиз до Петербурга. По пути надо было заехать в Кострому и Углич, а я ни разу в этих городах не был. Я успел заскочить в библиотеку, нахватать там книг о Костроме и Угличе, всю ночь их читал и соображал на основании прочитанного на каком углу поворачивать во время экскурсии. Не дай бог завести туристов не туда. Справился тогда.

Электрон и святой дух

— Вы учились на гида?

— У меня три высших образования: историческое, филологическое и английский язык. Поэтому я хорошо чувствую связи между различными дисциплинами. Как-то меня клиент спросил, как с точки зрения науки можно объяснить феномен святой троицы. Я отвечаю: квантовая физика, как электрон может быть либо волной, либо частицей, так и бог может быть и отцом, и сыном, и святым духом. Большинство моих коллег, которые получили профессиональное образование, не смогут ответить на такой вопрос. Их на занятиях заставляют зубрить маршруты, они могут ходить только по прямой.

— Как вы придумываете темы экскурсий?

— Я отталкиваюсь от интересов клиентов. Из западных стран очень большой поток туристов-потомков евреев, которые вынуждены были эмигрировать. Он не иссякает независимо от политической ситуации. Для них я создал экскурсию «Москва еврейская». Меня волнует эта тема и по личной причине. Очень хорошо помню почти официальный советский антисемитизм. Со мной в школе училась девочка-еврейка. Преподаватели устроили ей аутодафе после того, как узнали, что ее семья собирается эмигрировать в Израиль.

«Я спокоен за Москву. Её так часто разрушали со времен Ивана Грозного… У меня глубочайшее убеждение — Москва вынесет всё»

— Что вашим клиентам интереснее всего в Москве?

— Чаще всего заказывают стандартную программу: Кремль, Красная площадь Большой театр. Но много запросов на индивидуальные необычные экскурсии. Очень жаль, что иностранцам мало интересны экскурсии, посвященные жизни русских поэтов.

— Почему?

— Почти нет нормальных переводов на английский язык русской поэзии. Чарльз Джонстон, британский дипломат, переводил Евгения Онегина четверть века. Получилось блистательно. Нельзя быстро сделать хороший перевод стихов, когда над тобой довлеет оговоренный в контракте срок.

Талантливых и свободных во времени переводчиков очень мало, поэтому нет хороших переводов стихов Ахматовой, Цветаевой, Есенина, Мандельштама. Экскурсии, посвященные поэтам Серебряного века, иностранцам не нужны. Плохой переводчик может убить любой поэтический шедевр и турист думает, зачем мне слушать лекцию о русском поэте, если он такие слабые стихи писал.

Москва вынесет все

— Коренные москвичи часто жалуются, что современная Москва не похожа на Москву их детства и юности: понаехали, понастроили. Испортили город, в общем. Вы согласны с такими словами?

— Я, коренной москвич, категорически не приемлю ностальгии по «золотому веку». Не жизнь была лучше, а ворчуны моложе, а теперь им так жаль себя… В произведениях Гомера уже сетуют, что прошлые поколения жили лучше, а у Апулея прямым текстом написано: и улицы были чище, и туалеты тщательнее мыли. Когда слышу, ах, эта Москва 60-х, я отворачиваюсь, спорить бессмысленно. Я спокоен за Москву. Ее так часто разрушали со времен Ивана Грозного… У меня глубочайшее убеждение — Москва вынесет все.

— Расскажите о своем отношении к Москве? Какая она для вас?

— Мне проще ответить на этот вопрос, сравнивая Москву и Петербург. Писатель Виктор Шкловский сравнил раннюю поэзию Марины Цветаевой и Анны Ахматовой так: пишут они об одном и том же, но Ахматова строит свои стихи на молитвенном шепоте, а Цветаева кричит на перекрестках. Очень точно сравнение и противопоставление петербургского и московского образа жизни. Цветаева, если не понятно, это Москва.

— У вас есть любимое место в Москве?

— В юности я работал гидом на автобусном туристическом маршруте. Обычная программа: Красная площадь, Большой театр, МГУ. Все официальное, а когда подъезжаешь к Новодевичьему монастырю картина меняется. Попадаешь в теплую, уютную жизнь: дети играют, старички выгуливают собак. Все это на фоне красивого архитектурного ансамбля.

«Иногда вопросы дурацкие задают. Например, что Пушкин кушал на завтрак. Я ответил: „Сами у него и спросите“»

Очень люблю дом-музей Пастернака в Переделкино. Раньше родственники Пастернака, с которыми знакома моя семья, многое мне позволяли, например, писать за столом Пастернака. Я чувствую себя там как дома: в прихожей холодильник такой же, как и в квартире моих бабушки и дедушки, на кухне — жуткий маленький телевизор с огромной линзой.

Я касался тех же вещей, что и Пастернак, но у него они были в последние годы жизни, а у меня в первые. Еще я очень люблю здание бывших конюшен на Пречистенке, недалеко от музея Церетели. Садик, чудесный двор, из окон музыка иногда доносится, уютно и волшебно. Чудесно, если не думать, в каких условиях сейчас живут в центре города в 21 веке люди в этих крошечных кучерских комнатках.

Высадил из автобуса

— Было такое, что клиенты погружали вас в чувство глубокого недоумения?

— Иногда вопросы дурацкие задают. Например, что Пушкин кушал на завтрак. Я ответил: «Сами у него и спросите».

— Не церемонитесь с клиентами?

— Я не считаю, что гид должен потакать во всем туристам. Однажды во время экскурсии по Бородинскому полю (очень популярное место у иностранцев) я высадил клиента-американца из автобуса, рядом с электричкой. И сказал, чтоб добирался до города сам. Я не помню уже, что американец вытворял, но группа мне рукоплескала. Он нас всех замучил своим неадекватным поведением. За много лет работы гидом я встретил среди клиентов только четырех гадов, в том числе этого американца.

«Когда я рассказал о памятнике Ленину, она спросила: „Он еврей?“. Я ответил — нет. Тогда клиентка попросила о нем больше не рассказывать»

Еще запомнилась клиентка-пожилая гражданка Израиля. Я проводил для нее и семьи вечернюю экскурсию по Москве. Когда я рассказал о памятнике Ленину, она спросила: «Он еврей?». Я ответил — нет. Тогда клиентка попросила о нем больше не рассказывать. Она категорично пресекала все мои попытки рассказать об известных людях, не евреях по национальности. Я заикнулся о Мандельштаме. Женщина, услышав, что Мандельштам еврей, спросила, какой у него был бизнес. Я ответил, что Мандельштам был великим поэтом. Тогда женщина сказала: «Нам не интересно слушать о нищих евреях». Потом она потребовала отвезти в «Афимолл». Я спросил, что это такое. Женщина ответила, что «Афимолл» — это самый большой в Европе торговый центр, которым владеет еврей. «Вы очень плохой гид», — резюмировала женщина. Остальные члены ее семьи молчали.

— Вы не пользуетесь интернетом, когда готовитесь к экскурсиям?

— Редко, стараюсь только книгами. У меня огромная библиотека. В интернете нельзя отличить правду от художественного вымысла. Я презираю электронную почту, социальные сети и гаджеты. Все это ловушка для дураков, а я индивидуалист, мне нужно общение с глазу на глаз. Клиенты связываются со мной через агентства, избранным даю номер телефона, но предупреждаю, чтобы сильно не беспокоили.

— Как вы относитесь к тому, что в Москве появится памятник князю Владимиру?

— Я лучше вам расскажу о памятнике Энгельсу на Кропоткинской. Однажды, очень давно, в газете «Вечерняя Москва» опубликовали вопрос дотошного читателя, почему памятник поставили именно на этом месте. И ему основательно ответили сотрудники Института марксизма и ленинизма. Место для памятника расположено на хорошо просчитанном расстоянии от памятника Марксу, напротив Большого театра, и памятника Ленину, напротив большой спортивной арены. Свой ответ они подтверждали сантиметрами. Так, что местоположение памятника Энгельсу выбрано не случайно и подчеркивает большое значение этого человека для дела строительства коммунизма.

Оставить комментарий

avatar
wpDiscuz

Как успевать читать всё интересное?

Получайте лучшие материалы в нашей рассылке